Рубрики газеты
 
 
Быстрее не бывает
 
 
Коронавирус в Казахстане: 709 случаев (+12 за сутки),
54 выздоровевших (+3 за сутки), 7 умерли (+1 за сутки)
Коронавирус в Костанайской области: 3 случая (+0 за сутки)

«От немца, но такая же, как все»

Мария Егоровна Попова в 1958 г., двенадцать лет назад она познакомилась с пленным немцем

Мария МОСТОВАЯ, Александр БОРИСЕНКО, ng@ng.kz

Недавно в очередной раз показали фильм «Одна война» о советских женщинах, сосланных к Белому морю за то, что родили детей от врагов-фашистов. О жизни таких семей известно было очень мало - около 70 лет эта тема была под запретом везде в СССР. Только сейчас завеса немоты над судьбами тысяч людей приоткрывается. Если оглянуться, может оказаться, что они живут рядом с вами. Так вышло, например, с Людмилой Кашигиной, жительницей села Волгоградское Житикаринского района.

Маленькая «фашистка»

Она хорошо помнит, когда пошла в школу, удивилась, почему многие ее не любят, норовят ударить и обзывают фашисткой. Спросила у матери. Мария Егоровна рассказала семилетней Люсе правду, лучше пусть все узнает от нее, чем от чужих.

Семья Марии Поповой жила в поселке Челябинской опытной сельскохозяйственной станции Чебаркульского района. Подрастало трое детей, муж Дмитрий Граматчиков как механизатор имел бронь от призыва на фронт, но погиб в аварии. Мать окончила курсы механизаторов, работала трактористкой, а зимой шофером. Дети недоедали, хотя мать выполняла мужскую работу. Младшая дочка Нина вообще постоянно болела.

На территории станции был небольшой завод, который выпускал какие-то незначительные детали для самолетов. Там работали пленные. Марии Егоровне как водителю приходилось бывать на заводе. И приглянулась она немцу по имени Вилли. Он стал приходить к ней домой, всегда приносил хлеб и масло. Где добывал и как уходил из барака, где жили пленные, Мария Егоровна не знала. Он все говорил: «Корми детей, особенно Нину». Но дочку спасти не удалось. А Попова забеременела.

В небольшом селе слухи распространяются быстро. Как-то к ней пришли бездетные супруги и сказали: «Не делай аборт, мы заберем ребенка, уедем и никто не узнает, кто он такой». Но Мария Егоровна и не думала изводить дитя: «Мой крест, мне его и нести». Косые взгляды, самые грязные слова односельчан, постоянные подковырки отравляли ей жизнь, но она терпела.

10 марта 1947 года родилась девочка. Как раз в это время пленных убирали из опытной станции. Когда она с новорожденной стояла у своего дома, мимо проходила колонна. Вилли разрешили подойти посмотреть на ребенка, он сказал: «Маруся, назови дочку Люсьеной, а я, если буду жив, вернусь, хоть и через десять лет».

Но ушел навсегда, писем от него не было. А дочь мать зарегистрировала Поповой Людмилой Викторовной. В декретном отпуске почти не была, лишь сменила работу - стала конюхом. Там, на конном дворе, среди лошадей и подрастала белокурая Люся-Люсьена. Мария Егоровна как могла оберегала ее от общения с недоброжелателями.

 

Быть лучше других

- Но я хоть и от немца, все равно такая же, как и все, - сказала Люся после рассказа матери. - Чем я хуже, за что меня бьют?

- Ты не хуже, но постарайся быть лучше других, - ответила мать, - и это будет твоей главной защитой.

И Люся старалась. Она хорошо училась, была активной пионеркой, самым деятельным тимуровцем, больше всех сдавала макулатуры, занималась в кружках художественной самодеятельности. К сожалению, это мало помогало. И она обозлилась на обидчиков, порой давала такую «сдачу», что мало никому не казалось. Мать вызывали в школу, говорили о хулиганстве дочери и почти не хвалили ее за добрые дела. Мать выслушивала сентенции, а дочь никогда не ругала.

Людмила с облегчением вздохнула, когда окончила 8 классов, теперь можно уехать куда-нибудь на учебу, и никто не даст ей никаких прозвищ.

В Троицке хотела поступить в педучилище, но подвел ее русский язык. («Видно, моя немецкая кровь не принимала все русское», - смеется сейчас Людмила Викторовна). Она поступила в зооветтехникум. Все выполнять только на «отлично», любое дело доводить до конца - это стало уже чертой ее характера. И в техникуме она стала одной из первых во многих отношениях. Баскетбольная команда, в которой Людмила была капитаном, занимала первые места в Челябинской области. В комсомольских делах была заводилой. Словом, спортсменка, комсомолка и красавица с большими голубыми глазами. В техникуме Людмила как-то сказала подругам о своем происхождении, а они даже не придали этому значения. И это была такая радость!

«Мама Люся»

Поработав после учебы в России, в 1968 году Людмила, уже Кашигина, приехала в гости к сестре в целинный казахстанский совхоз «Волгоградский». Здесь понравилось, она переехала и ее сразу назначили веттехником. А через несколько лет директор доверил ей отделение совхоза (село Чикей), где было много скота, а дела шли неважно. Было ей тогда 29 лет.

Людмила прежде всего заставила четко исполнять свои обязанности всех специалистов отделения и сама чуть свет садилась на мотоцикл, а зимой на лошадь и объезжала гурты и бригады. К утренней планерке у директора уже знала положение дел на всех участках. Пьянство и воровство были главной бедой отделения. Однажды у нее получились очень крутые меры - рабочий, который доставлял дробленку скоту, украл половину. Людмила Викторовна отчитала его, и в пылу гнева несколько раз огрела кнутом, который оказался у нее в руках. Вскоре директор гремел на нее в конторе, мол, ты что там себе позволяешь.

- Если знаете, как по-другому перевоспитать алкаша, отца многодетного семейства, научите! - резко ответила управляющая и хлопнула дверью.

Она невзлюбила праздники, народ гуляет, а скот стоит голодный. В таких случаях сама садилась на трактор и подвозила корма и воду.

Постепенно дисциплина на отделении стала меняться, если кто-то все-таки приходил на работу с похмельной головой, то прятался от управляющей в кормушках для коров.

Отделение у Кашигиной было под стать нынешним средним ТОО: 7 000 га зерновых, заливные лиманы засевали травами, выращивали кукурузу, два дойных гурта и, конечно, молодняк. И еще было 120 лошадей. Ее конеферма стала единственной в районе, которая снабжала кумысом районный тубдиспансер и другие организации райцентра. Молоко давали 17 кобылиц, доить их женщин научила сама Людмила Викторовна, вспомнила, как в детстве доила одну норовистую кобылицу, она никого к себе не подпускала, кроме Люси.

Не только требовательной слыла Кашигина, но и заботливой, справедливой. У жителей всегда были корма для личного скота, уголь, дрова, овощи на зиму. Между прочим, и в семьях порядок был, жены дебоширов за защитой бежали к ней. Ей дали прозвище «Мама Люся», оно живет и до сих пор.

Правда, мамой в прямом смысле она была неважной. Трое детей находились в основном на попечении мужа и бабушки. Мария Егоровна иногда говорила дочери: «Люська, ты хоть фотографии детей вози с собой, они растут, скоро ты их и не узнаешь». И однажды мама Люся потребовала, чтобы в обед, когда она заезжает поесть, все были дома и отчитывались, чем занимаются, как учатся и т. д. И ничего, все младшие Кашигины выросли порядочными, трудолюбивыми людьми.

Родом из детства

Перестройка уничтожила село Чикей, где единственной в районе управляющей отделением была женщина. Людмила Викторовна - пенсионерка. Ушли из жизни мать, муж, сестра, брат. Дети разлетелись. Когда мы молодые, нас мало заботит наша родословная, некогда - семья, дети, работа. А к старости задумываемся, что ты сделал в жизни, кто ты такой?

Вот и Людмила Викторовна теперь часто вспоминает свое безрадостное детство, жизнь матери под недобрыми взглядами, особенно вдов фронтовиков: она была единственной в селе женщиной, родившей от немца. Прочла в «Аргументах и фактах» статью российского журналиста Георгия Зотова «Наши «немчики» о детях с «немецкой родословной» и решила через программу «Жди меня» попытаться найти хотя бы родственников своего отца.

Правда, данные о нем скудные. Знает лишь его имя Вилли (а может, он Вильгельм или Вольдемар), фамилию когда-то не хотела и слышать. По словам сестры, он был довольно высокого роста (Людмила тоже не из мелких женщин), крепкий, лысоват, лет 35 - 37, голубоглазый, светловолосый, детям улыбался по-доброму.

Мать говорила, что он несколько раз повторял, что он настоящий ариец. Если арийцем он был только по облику, то мог бы вернуться, как обещал, к своей негласной жене-славянке и дочери, будь живым. А если по духу ариец, то, конечно, согрешил, испортил чистоту арийской расы. Но в трудное время беда на какой-то период сблизила двух в общем-то обездоленных людей. Может, у него в Германии были дети, получается - сводные братья или сестры Людмилы Викторовны?

- Мне ничего ни от кого не надо, - говорит она,- просто очень хочется узнать о своих корнях. Что, кроме голубых глаз и русых волос, взяла я от него, что по наследству передала детям. Все-таки он мой отец, а в родственных, кровных отношениях есть что-то святое.

 

 

По информации «АиФ»

Детей с «немецкой родословной» в Белоруссии, Украине, России появилось около 100 тысяч. Кроме ссылки на Север, около 10 тысяч женщин получили тюремное заключение якобы за сотрудничество с немцами. Их дети были отданы в детдома.

И все же 80% женщин в сталинском Союзе избежали официального наказания. А в цивилизованной Европе - нет. Во Франции 5 тысяч «шлюх-предательниц» было казнено. Их детям запрещали носить немецкие имена. В Норвегии 14 тысяч было арестовано, детей объявили слабоумными и 90% их содержали в психиатрических диспансерах до 60-х годов. В Нидерландах прошли самосуды, в результате 500 женщин были убиты, в городах их сгоняли на площади и обливали из шлангов нечистотами.

Фото из семейного архива Л. Кашигиной


  • Рейтинг: 4.80
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Рейтинг: 4.80 (голосов 10)


Рейтинг статей
Версия для печати
Отправить по почте
Перейти к последним новостям



Материалы номера

Комментарии к статье
Вы не можете отправить комментарий анонимно,
пожалуйста зарегистрируйтесь.

aliza
Re: «От немца, но такая же, как все»




Отправлено: 19.10.11 - 22:59 Ответить Выделите текст в сообщении и нажмите сюда для быстрого цитирования
прямо зачиталась-почему то эту сторону не знала и никогда об этом не читала-вывод такой-все мы люди




Авторизация
 

 

Вопрос недели
Председатели 20 костанайских ПКСК предлагают привлечь сторонних специалистов к дезинфекции поъездов жилых домов. Готовы ли вы платить за такую услугу в вашем доме?
Да. В ПКСК для выполнения этой задачи нет ни средств, ни работников.
Да. Лучше потратить деньги на профилактику сейчас, чем на лечение потом.
Нет. Дезинфекцию подъездов должны проводить ПКСК, это их проблема.
Нет. Дезинфекцию моего подъезда будут проводить сами жильцы по графику.
 
Сейчас на сайте
Гостей: 94
Пользователей: 3
Всего: 97

Вы гость здесь
- 28 Queries | 72 Files Loaded: 641.3 Ko | Raw HTML: 63.57 Ko -
^ Наверх