Доводы о пытках не проверили - Дело о фейках во время январских протестов рассмотрели в Костанайском областном суде

Георгий ГОВОРОВ

5 августа 2022, 16:18 |  Криминал

Апелляционную жалобу по делу костанайца Диаса НУРМАГАМБЕТОВА рассмотрели в Костанайском областном суде в четверг, 4 августа.

Суд № 2 Костаная 24 июня признал его виновным в распространении фейков о том, что сотрудники СОБРа были готовы перейти на сторону протестующих во время январских протестов. Нурмагамбетова приговорили к 1 году ограничения свободы. Тот обжаловал приговор, настаивая на том, что никаких фейков он не распространял, а признательные показания дал под пытками.

- Вы уже ознакомились с моей жалобой и сделали по ней выводы, - обратился к судье адвокат Алмаз ИСМАГУЛОВ. - Хочу обратить ваше внимание на то, что вину мой подзащитный не признал. Отмечу - в телефоне Диаса (с него по мнению прокуратуры распространяли те самые фейки - «НГ»), согласно протоколу от 8 октября 2021 года, информации для следствия обнаружено не было. В январе 2022 года этот телефон осматривает приглашенный эксперт, ничего нового не обнаруживает. Но у меня возникает вопрос - почему осмотр телефона был проведен без владельца телефона или без меня, как его защитника? Почему телефон после осмотра не был упакован и опечатан? Все это наводит на мысли, причем нехорошие - следствие могло либо убрать информацию, либо добавить что-то лишнее. Есть сомнения, я прошу это учесть.

Как заявлял Диас Нурмагамбетов в суде первой инстанции, скриншоты с фейковыми сообщениями сотрудников СОБР он скачал из телеграм-чата «Протестный Костанай» до того, как они появились на одноименном телеграм-канале. А позже настоящие админы, вероятно, удалили скрины из чата, оставив их только в телеграм-канале. Прокуратура же настаивала - поскольку в телефоне Диаса скрины появились за несколько минут до публикации их в канале, он и является их автором.

- Я хочу обратить ваше внимание на странности в этом уголовном деле, - дополнил слова адвоката Нурмагамбетов. - Мой телефон осматривали 9 января. Если бы там нашли что-то незаконное, то моментально бы завели уголовное дело. Однако мое дело было возбуждено только после того, как меня посещали сотрудники департамента полиции. И это не все странности с моим телефоном. Меня на первом суде спрашивали - могли ли сотрудники полиции что-то закачать в мой телефон? Я честно отвечал, что не знаю. Я все пароли и телефон выдал добровольно во время обыска 8 января, так как считал это недоразумением. После того, как меня осудили и сняли домашний арест, я смог связаться со своими однокурсниками и они сообщили мне, что 12 мая 2022 года кто-то, видимо, удалял мои переписки из месенджера WhatsApp, потому что случайно кто-то покинул чат с моими однокурсниками. Я сам не мог это сделать, так как телефон и все сим-карты хранились и хранятся до сих пор в полиции. Возможно, именно они удалили переписки, которые подтверждают мою версию произошедшего.

Представитель прокуратуры слова Нурмагамбетова о манипуляциях с телефоном назвала «предположением, имеющим голословный характер».

На заседании коллегии изучили постановление антикоррупционной службы Костанайской области. Ее сотрудники проверяли заявление Нурмагамбетова о давлении, оказанном на него в СИЗО, но никаких подтверждений словам Диаса не обнаружили. В результате уголовное дело в отношении сотрудников департаментов полиции и уголовно-исправительной системы прекратили за отсутствием состава преступления.

В тот же день судья Мадина САЛАМАТОВА огласила свое решение, по которому оставила приговор первой инстанции без изменений, но полностью раскритиковала расследование антикоррупционной службы и признала явку с повинной Нурмагамбетова недопустимым доказательством.

- Явка с повинной и признательные показания даны Нурмагамбетовым с 8 по 24 января 2022 года, когда осужденный был подвергнут административному аресту сроком на 15 суток, - пояснила она свое решение. - В материалах дела есть заключение экспертизы о наличии у Нурмагамбетова ссадин на поясничной области. В суде он отказался от признательных показаний. Эти доводы подлежали тщательной проверке прокурором. Антикоррупционной службой начата досудебное расследование по заявлению матери Нурмагамбетова. Требование закона о тщательной проверке доводов Нурмагамбетова не исполнено. В постановлении службы не отражено заключение экспертизы о телесных повреждениях, психолого-криминалистическая экспертиза по видеозаписям допроса Нурмагамбетова от 11 января не проведена. Вместо этого проведена экспертиза от 15 марта, которая не имеет отношения к рассматриваемому уголовному делу. Эти факты в совокупности с отсутствием видеозаписи за период с 8 по 17 января в здании ИВС (где сидел Нурмагамбетов и, по словам Диаса, его пытали - «НГ»), не опровергают доводов осужденного. Это значит, что его доводы о давлении не были должным образом проверены.

Мадина Саламатова отметила - несмотря на некачественное расследование антикоррупционной службы, вина Нурмагамбетова в распространении фейков доказана другими доказательствами, которые верно указал суд первой инстанции. Среди них: протоколы обыска и осмотра телефона, а также показания эксперта. Причем телефон был изъят и опечатан, а осмотр экспертом не требовал обязательного присутствия Нурмагамбетова или его адвоката.

- Доводы осужденного о том, что указанные сообщения он нашел в чате и сделал с них скриншоты, суд обоснованно посчитал недостоверными, - добавила судья. - Контактов с именами Оля и Аня (они, якобы, сообщали о заявлениях сотрудников СОБР - «НГ») в телефоне Нурмагамбетова не имеется. Сообщения не являются пересланными.

После заседания апелляционной коллегии Нурмагамбетов сообщил «НГ», что намерен продолжить доказывать свою невиновность в Верховном суде. а также обратится в Генеральную прокуратуру и повторно в антикоррупционную службу.