Николай ВОРОНИН: Быстро, но однобоко

«Промышленная революция» у нас только на словах - в бесчисленных реформах и программах
25 сентября 2021, 08:10 |  Мнения

Подозрительно быстро среагировало правительство на последнее послание президента. Моментально был представлен и утвержден план реализации послания из более чем сотни пунктов. Можно смело утверждать, что два пункта будут выполнены точно.

Обязательно создадут орган для установления единого контроля над ценами на продукты. К дребезжащей машине казахстанского бюрократизма, к громоздкой государственной машине, и без того уснащенной приводными ремнями сияющего мира министерств, агентств, департаментов и управлений, прибавится еще одно маховое колесо. Рост цен, конечно, этот орган не остановит. Нужно наращивать производство продуктов, а не создавать еще одну структуру для чиновников. И второй пункт - это выделение 1 трлн тенге для поддержки бизнеса.

Бизнес за эти два пункта отблагодарил мгновенно - подсолнечное масло подорожало на 2%. Помнится, еще в 2018 году тогдашний советник председателя Нацбанка РК Айдархан Кусаинов говорил: «Поддерживать бизнес, по существу бессмысленно. Это нонсенс, государство должно поддерживать людей. В Казахстане все наоборот, поддерживается бизнес, а уж люди должны находить ниши и возможность заработать. Число предпринимателей не более 2% во всем мире и эти 2% найдут возможности заработать, потому что это специфический талант, с ним они родились».

Не прислушались. Похоже, у нас бизнес показывает государству, кто такая мать кузьмы и кто платит за музыку, под которую государство пляшет. 

Да у нас иначе быть не может. У нас власть намертво срослась с бизнесом, так что она расходует народные деньги на себя любимую. Самое обидное, что мы тратим триллионы на бизнес, который практически не занимается производством. У нас это торговля, сфера обслуживания, индустрия развлечений и тому подобное, то есть «непроизводственный» класс.

Американский экономист Торстейн Веблен в 1899 году издал книгу «Теория праздного класса. Институциональная экономика». По Веблену отношение этого непроизводственного, но имущего класса к экономическому процессу характеризуется как отношение «стяжательства, а не производства, эксплуатации, а не полезности». Этот класс предпочитает «обычаи мира бизнеса» сложившимися под направляющим и избирательным действием законов хищничества и паразитизма». Вот кому мы помогаем. А наш бизнес все плачет. 

Сохранились данные статистики, которые говорят, что к началу XIX века в Англии проживало 11 млн человек. Из них 2 млн были заняты в сельском хозяйстве, около 750 тысяч - в промышленности. Остальные восемь с небольшим миллионов - нахлебники. Из них 5 000 составляло дворянство, владеющее землей, 18 000 - духовенство, около 300 000 - армия, еще 300 000 занимались торговлей, 800 000 прислуживали в богатых домах. Понятно, что восемь миллионов моментально съедали, выпивали, снашивали все, что производили три миллиона. Единственным выходом было развитие производства. И в Англии «грянула» промышленная революция, изменившая положение.

По данным нашей статистики, в Казахстане 17% населения заняты в торговле. «Промышленная революция» у нас только на словах - в бесчисленных реформах и программах. Похоже, что наша власть понимает, что жить надо не так, как живем. А как надо - не знает. Она напоминает котел, который вечно кипит, но ничего не варит.