Юрий БОНДАРЕНКО: Интеллектуалы вчера и сегодня

«Взращивается винтик - тот, кто досконально знает нечто, что позволяет ему зарабатывать»
19 сентября 2021, 08:07 |  Мнения

Начинающийся учебный год ставит не только перед педагогами, но и всем мировым сообществом множество вопросов, и среди центральных - вопросы, посвященные проблемам сознания и интеллекта. Неслучайно в Интернете все чаще звучат очень тревожные нотки, сопровождаемые непростыми рассуждениями о том, что сегодня в мире разворачивается дерационализация сознания (говоря проще, примитивизация пищи, которой массового зрителя, читателя вскармливают СМИ и иже с ними).

Эта примитивизация сопровождается внедрением в мир интеллектуального рабства, более страшного, чем даже рабство тела. Неслучайно древние философы уверяли: «Можно быть свободным в оковах и рабом на троне». Писали же в заключении Кампанелла «Город Солнца», Чернышевский «Что делать?», а Муса Джалиль - «Моабитские тетради». Однако крепнущее с помощью эрзац-культуры интеллектуальное рабство - это рабство мысли, интеллектуальных и духовных потребностей и просто желаний, когда, как в песне Высоцкого, при взгляде на экран звучит: «И я такую же хочу!»

Но что еще тревожнее: меняется, перекашивается, словно в кривом зеркале, эталон интеллектуала. Ведь кто такой образцовый интеллектуал 19-го века? Это мастер в своем деле и при этом человек с панорамным мышлением и обостренной совестью. Лучшие и самые известные писатели, поэты, драматурги обязательно философски глубоки и социально значимы. Это набаты, будоражащие тысячи и миллионы, это уста, озвучивающие мысли и чаяния тех, кто переживает подобное. Ученые же не просто мастера слова, но и масштабные мыслители. Вспомним Василия Ключевского, замечательного историка, чьи афоризмы, наблюдения за людьми и обществом поразительно точны и при этом изящны.

А что сегодня? Не буду ныть, что творцы стали бесталаннее и глупее. Я просто так не думаю. Но мы явственно видим, как сужается поле рациональности, вспахиваемое живым, ищущим разумом. Вспомним, насколько широки были интересы тысяч советских  инженеров, в какие бурные споры они вовлекались. Сегодня же, в силу динамики резчайших перемен и даже разломов в нашей жизни, человек вопрошающий, человек мобильный, казалось бы, востребован самой жизнью. Но на практике взращивается интеллектуал-винтик - тот, кто досконально знает нечто, что позволяет ему зарабатывать, и при этом отгораживается от проблем мира, будь то айтишник, тусовочный гроссмейстер эпатажа или любой другой, стремящийся к так называемому успеху.

Более того, сужение поля рациональности, разумного взгляда на себя и мир ведет к тому, что интеллектуалы в узкой сфере все чаще оказываются беспомощными там, где требуется трезвое критическое мышление. И потому так же, как и все прочие,  становятся легкой добычей шарлатанов и манипуляторов сознанием.

И вот эта проблема сочетания спеца и человека, причем человека трезвомыслящего, при столкновении с самыми различными ситуациями, в условиях нынешних потрясений становится среди центральных проблем столетия, да так, что лишь школа, вуз и вся система образования ее решить не могут. Ведь образование в идеале пестует тех, кто востребован обществом и социальными лидерами. Но и при этом даже нынешнее, терзаемое перманентными реформами и «инновациями» образование еще могло бы продолжать учить трезвомыслию, без которого любой из нас будет плутать и уже плутает в дебрях абсурда, вымыслов и фейков.