"Запорол косяк - заплати миллион" - Экс-начальника "Черного беркута" судят по обвинению в коррупции

Ольга ЛИХОГРАЙ

20 января 2021, 15:13 |  Криминал

Уголовное дело в отношении Армана АБИЛЕВА, бывшего начальника колонии особого режима "Черный беркут", рассматривают в Житикаринском районном суде. Сегодня, 20 января, допросили свидетелей, среди которых были осужденные и сотрудники УК 161/3.

Арман Абилев

Согласно версии обвинения, Абилев потребовал 1 млн тенге с осужденного Вячеслава ХАНА за то, что тот "вмешался не в свое дело". Хану стало известно, что сотрудники колонии избили другого осужденного - Николая ЛЕНКИНА. Он попросил свою жену Ольгу ГУДЖУНОС навестить родителей Ленкина под чужим именем, расспросить, как у них дела, и сообщить, что их сына избили. Об этом узнал начальник колонии и потребовал деньги. Часть суммы Гуджунос успела передать, а когда платить стало нечем, обратилась в департамент КНБ. На Абилева завели уголовное дело, а Хан был признан потерпевшим.

Вячеслав Хан и Николай Ленкин

- Еще до этого случая я регулярно передавала взятки Абилеву, чтобы у моего мужа Хана в колонии был телефон, чтобы к нему нормально относились, не били, - сообщила в суде Ольга Гуджунос. - Практически с первого дня его пребывания в колонии установилась такса - 100 000 тенге в месяц. Примерно с апреля 2019 года я регулярно передавала эти суммы через других осужденных, приближенных к Абилеву. Сначала в конвертах, потом стала перечислять на карту. Когда мой муж узнал об избиении Ленкина, ему стало его жаль и он отправил меня к его родителям. Но Абилев об этом узнал. И мне передали - за то, что мой муж запорол косяк, должен заплатить 1 млн тенге.

Косяк, по словам Гуджунос, заключался в том, что Хан проявил инициативу и не поставил в известность о своих действиях начальника колонии. Свидетельница также заявила, что передавала деньги за открытие швейного цеха в колонии, оформленного на ИП Хан, но предприятие так и не начало работать. Деньги передавались возле дома жены осужденного и даже возле здания ДУИС, сообщила Гуджунос.

- Для передачи 1 млн тенге была обозначена дата до 25-26 августа, - пояснила свидетельница. - Таких денег у меня не было. Для передачи части суммы заняла деньги у подруги, взяла кредит. Когда платить стало нечем, обратилась в КНБ.

- Вы приходили ко мне на личный прием, почему не спросили у меня, как дела у вашего мужа, доходят ли до меня эти деньги? - спросил Арман Абилев. - У вас не возникло мысли, что кто-то просто пользуется моим именем, а деньги ко мне не попадают?

- Нет, не возникло, - ответила Гуджунос. - Зачем моему мужу меня обманывать? И как бы я у вас об этом спросила? Правда ли, что вы вымогаете у меня деньги? Думаю, после этого я бы из Житикары не выехала...

В своих показания Гуджунос сообщила, что передавала деньги через осужденного Вячеслава ЖИжКО и сотрудника  РГП "Енбек" Василия ЗУЯ, трудоустраивающего заключенных.

- Я регулярно передавал деньги Абилеву за покровительство Хана, - подтвердил в суде Жижко. - Я помогал открыть Хану ИП, за это и за беспрепятственную работу Абилев требовал деньги. Когда Хан запорол косяк, начальник и вовсе разозлился, что влезли не в свое дело, и потребовал 1 млн тенге. Сказал, что хлопот ему доставили, об избиении Ленкина узнали, сотрудники собственной безопасности приезжали с проверкой.

На вопросы о том, почему осужденный Жижко так запросто общался с начальником колонии, тот не ответил.

- Он тут всего не говорит, но Жижко был человеком Абилева, - объяснил за него потерпевший Вячеслав Хан. - Так повелось у нас в колонии, поэтому все свои дела Абилев делал через Жижко.

Свидетель Василий Зуй и вовсе сообщил, что Абилев требовал с Хана 1 млн тенге прямо при нем.

- Это было возле склада за колонией, - объяснил в суде Зуй. - Мы сидели с Ханом, общались. Подошел Абилев и сказал, чтобы тот готовил миллион за то, что влез не свое дело.

- У вас есть какие-то подтверждения этого разговора и письменные доказательства, что деньги попали к Абилеву? - спросил адвокат подсудимого Дмитрий КУЧЕНКОВ.

- Нет, конечно, - ответил Зуй. - Но я знаю, что Абилев препятствовал и работе швейного цеха ИП Хан.

Сам Абилев заявил, что никаких препятствий для ИП не было, цех даже успел пошить защитные костюмы полицейским, которые работали в них во время карантина. Адвокат подсудимого у всех свидетелей спрашивал, насколько они достоверно знают, что взятки попадали к Абилеву. Все отвечали, что узнавали об этом через третьих лиц.

Заседание по этому делу продолжится после обеда, ожидается допрос еще шестерых свидетелей.

Кадры из видеозаписи