Почему сведения о наружной рекламе отправляют в УГД без проверки, пытались выяснить в костанайском суде

Георгий ГОВОРОВ

24 октября 2020, 09:02 |  Общество

Предприниматель Алексей АНИПЧЕНКО считает незаконными действия отдела архитектуры акимата Костаная по направлению в управление госдоходов (УГД) информации о размещении наружной рекламы на его здании. Он обратился в Специализированный межрайонный экономический суд с иском, в котором также просит признать незаконным отнесение вывесок, указателей и средств индивидуализации его здания к объектам рекламы. Первое заседание по этому делу прошло 22 октября.

Фото предоставлено Жасланом Байбазаровым

Почти 2 часа судья, прокурор и адвокат Алексея Анипченко пытались выяснить у сотрудников отдела архитектуры и градостроительства: кто и как выявлял наружную рекламу и как в отделе установили, что она нарушает закон?

- Мы не поддерживаем требования истца, - сообщил представитель отдела архитектуры Дархан ШАЙКИН. - Вам известно, что непосредственно руководитель и заведующая сектором за несоблюдение Предпринимательского кодекса и Закона «О рекламе» были наказаны. Поэтому признать наши действия незаконными невозможно, потому что виновные лица уже наказаны. По второму требованию мы настаиваем, что вывески и средства индивидуализации являются объектами наружной рекламы. Эти сведения нам предоставила ревизионная комиссия после проведения в отделе государственного аудита. Эта комиссия нашла нарушения на 11 256 000 тенге, которые недополучил бюджет. Чтобы реализовать предписание комиссии, наш госорган направил сведения в УГД. Права Анипченко не нарушены, поскольку сведения по нему были отозваны.

Кадр из видео заседания суда

- Анипченко говорит, что на его здании находятся вывески, указатели и средства индивидуализации, но никак не реклама. Вы настаиваете, что это наружная реклама? Если вы считаете, что это именно она, то объясните - есть ли какой-то порядок, как вы поняли, что это именно наружная реклама: вы сели вместе в кабинете и определили или есть другая процедура, экспертиза? - задавала уточняющие вопросы судья Евгения ПОТОЦКАЯ.

- Откуда я знаю? Надо Катю позвать! - коротко отреагировала на просьбу заведующая сектором правового обеспечения отдела архитектуры Костаная Дарига АХМЕТОВА. Но после минутной паузы и ещё одного вопроса судьи всё же ответила: - Согласно Закона «О рекламе», вывеска - это информация о наименовании и роде деятельности физических и юридических лиц, включая их индивидуализацию, размещаемая в пределах входа по числу входов. Не может всё здание быть обвешано вывесками. Одна вывеска, остальное - реклама. Если он сдаёт бутики в аренду, то арендатор тоже может повесить вывеску на фасаде. Но у нас нет информации, что Анипченко сдаёт здание в аренду.

На здании Анипченко есть две конструкции, уведомляющие покупателей, что здесь расположен магазин «Компьютрон»: это вывеска на фасаде и крупные буквы на углу здания. По мнению Ахметовой, одна из них - реклама. Кроме того, на фасаде и заборе есть вывески других фирм, которые арендуют помещение у Анипченко. Чиновники говорят, что бюджет недополучил конкретно от Анипченко около 600 000 тенге. Пока шло разбирательство, на несколько дней все счета Анипченко из-за долгов были заблокированы и бизнес, по сути, встал.

- Ещё раз: как вы определили, что это наружная реклама? Каков процесс, есть ли какой-то регламент, порядок, алгоритм? - уточняла судья.

- Если у Анипченко почти половина здания увешана, здесь можно сразу определить, что одна надпись - это вывеска, а всё остальное - реклама, - настаивала Ахметова.

- Ещё раз - в законе есть какая-то процедура определения наружной рекламы? - вновь спросила судья.

- Специалист рассматривает и определяет: что вывеска, а что - реклама.

- Когда специалист отработал, он какой-то документ выносит?

- Нет, зачем? Он отработал и направил сведения в налоговую.

- Где в законе описана та процедура, о которой вы рассказываете?

- В Налоговом кодексе написано. Пункт 4 статьи 11 Закона «О рекламе», где написано, что именно мы направляем сведения в УГД.

Вопросы к отделу архитектуры возникли и у юриста Жаслана БАЙБАЗАРОВА, который представляет интересы Анипченко. В частности о том, что буквы, которыми вертикально выложено название «Компьютрон», оказались, по версии госоргана, неоновыми трубками.

Кадр из видео заседания суда

- Где вы нашли на этом здании неоновые буквы? - спросил Байбазаров.

- Оно светилось. Про неоновые буквы - это не мы так решили, это ревизионная комиссия так написала. Они же ходили и фотографировали. А то, что это не неоновые буквы... мы же не выезжали и не смотрели. Не выезжали мы потому, что был карантин и мораторий на проверки малого бизнеса, - ответила Ахметова.

- А закон позволяет ревизионной комиссии те или иные объекты относить к наружной рекламе?

- Это надо у ревизионной комиссии спросить. Мы отработали и отправили.

- А если вам информацию о наружной рекламе направит департамент по чрезвычайным ситуациям, вы тоже её ретранслируете в налоговую?

- Если там будет фотофиксация, что у него висит реклама, то да - мы отработаем и отправим данные в налоговую. В ст. 603 написано, что мы можем брать информацию из любого источника.

- А кто в итоге решает: в источнике правда или нет? Кто это делает?

- Да откуда я знаю, кто это делает! Если это ЧС, то как я могу ему не верить? Или другому государственному учреждению.

- То есть, вы не проверяете информацию госучреждений? Если я напишу, что на областном акимате реклама, вы тоже сразу примете меры или сначала разберётесь?

- Если это не реклама, мы, конечно, напишем, что это не реклама. Мы же отозвали данные. О чём речь вообще? - перешла в атаку Дарига Ахметова.

На следующее заседание, которое назначено на 28 октября, судья попросила привлечь специалистов ревизионной комиссии и отдела архитектуры, которые непосредственно занимались зданием Анипченко.

После суда Жаслан Байбазаров рассказал «НГ», как они видят ситуацию и чего хотят добиться своим иском:

- Они раньше считали, что у моего доверителя есть наружная визуальная реклама, они и сейчас так считают. А это значит, что они продолжат выставлять требования - оплатить налог на рекламу. Есть небольшой промежуток, пока они отозвали, и есть общественный резонанс, но после эта ситуация легко может повториться. Мы считаем, что у нас вывеска. Это прямо указано в законе. Есть чёткие критерии - за какую рекламу нужно платить. Отнюдь не за всякую. Реклама на фасаде - тоже, по идее, не должна облагаться налогом. Мы должны платить только за ту наружную визуальную рекламу, которая размещена на объектах рекламы. Это отдельно стоящие рекламные щиты. Вот для них требуются и проекты, и согласования, и другие документы. Когда они утверждают, что все предприниматели Костаная должны согласовывать свои вывески и получить разрешение, это неправда. Это выдуманная бюрократическая схема, чтобы создать препятствия. Боле того, это дополнительная налоговая нагрузка. Есть масса таких скрытых платежей, которые нивелируют преференции МСБ и заставляют их уходить с рынка. Почему мы потеряли арендаторов? Потому что Анипченко сказал им: будет реклама, нужно в налоговую платить. А тут кризис, пандемия, денег нет. Но чиновников, видимо, это не интересует.