Юрий БОНДАРЕНКО: Неожиданные вопросы

«Дистанционка способна стать инкубатором функционеров и… полем для взращивания диктаторов»
18 октября 2020, 11:05 |  Мнения

Буря споров вокруг дистанционки натолкнула меня на довольно неожиданные для самого размышления и вопросы. Оставлю пока в стороне проблему качества знаний и целый ряд других - ответы здесь во многом зависят от того, что мы понимаем под качеством. Призадумаемся над иным: каким образом и при каких условиях оттачиваются характеры лидеров и крупных политических фигур?

Очевидно, что политический деятель – не ученый, хотя, будучи публичной фигурой, он должен обладать определенными чертами и навыками актера, некой харизмой, способной привлечь зрителей и слушателей.

Но я хочу обратить внимание на проблему, которую было бы любопытно и практически значимо осмыслить отдельно: проблему характера обретения знаний и, связанных с этим особенностей лидера. Навскидку мы видим, что знания, обретаемые «самолично» в достаточно узких «кружках», вне определенных систем общения, укрепляют и соответствующий тип характера - тип своего рода диктатора.

Вспомним совершенно разных - и по взглядам, и во многом ином - хотя бы несколько известнейших политических фигур. Ленин - огромный интеллект, колоссальная начитанность, но фактически за счет самообразования. Сталин - родом из провинции огромной империи, стал со временем по своему уникальным политическим лидером, живо интересовавшимся литературой и искусством. Муссолини – из низов. Гитлер – не из элиты с университетским образованием. Особенно любопытен и своеобразен здесь образ Мао…

Были, конечно, и совершенно иные типы. Но что характерно для упомянутых? То, что при огромнейшем различии социально-исторических ролей (тут было бы ложью и убожеством мысли ставить, к примеру, на одну доску Ленина и Гитлера) эти люди по своему характеру были диктаторами, стремящимися и в полемике, и в практических действиях к доминированию, подчас очень жесткому. Один из образцов такой жесткости – ленинский «Материализм и эмпириокритицизм», отметающий варианты в интерпретации марксизма. Другой – ленинская же борьба за заключение Брестского мира с Германией даже на самых тяжелых условиях. Здесь Ленин смог противопоставить свое мнение подавляющему большинству и при этом достичь цели.

Я тут не стремлюсь оценивать, что было благом, что – нет. Меня напрягает другое - то, что так называемое самообразование, обретаемое вне отрабатываемых веками систем полемики и взаимодействия с другими, по сути, на обочинах социализации, это это очень опасная взрывчатая вещь. Люди при таком образовании тоже могут получать знания. Развивать свой интеллект. Но при этом усвоенное абсолютизируется, школа интеллектуально-эмоционального взаимодействия проходится экстерном или заочно. И, соответственно, у тех, кто проходит такое обучение, вырабатываются диктаторские черты.

Дистанционка же, первый опыт соприкосновения с которой нуждается в отдельной дискуссии, помимо прочего, разобщает (ведь общение – не только Интернет и чат) и поэтому способна стать инкубатором функционеров и… полем для взращивания диктаторов. То есть тех, кто, обретая знания, не прошел при этом школу разнообразного общения с другими…