«Было столько крови, что у меня случился шок», - по делу об убийстве экс-чиновником Костаная своей жены допросили свидетеля

Ольга ЛИХОГРАЙ

1 июня 2020, 15:24 |  Криминал

В специализированном межрайонном суде по уголовным делам Костанайской области сегодня, 1 июня, продолжился процесс по делу Айдына АБДИНА. Он обвиняется в том, что 4 августа 2019 года в съемной квартире в п. Заречный зарезал свою гражданскую жену Кымбат Ибраеву. Для представителей СМИ процесс прошел в онлайн-режиме.

С 2014 по 2015 год Абдин работал специалистом отдела культуры и развития языков акимата Костаная. В 2015-ом был осужден за мошенничество с квартирами. На момент убийства Ибраевой у Абдина была непогашенная судимость (ограничение свободы). Выйдя из колонии, он начал посещать свою гражданскую супругу и детей. В какой-то момент пара начала жить вместе.

За съемную квартиру платили с опозданием, поэтому владелец Вадим ХАВАЕВ попросил их съехать. Абдин согласился, сказал, что они с женой соберут вещи и назначил день, в который хозяин должен забрать ключи.

Фото из архива "НГ"

- Когда подъезжал к дому, я еще раз позвонил Абдину, но он трубку не взял, - пояснил в суде Вадим Хаваев. - Когда я поднялся и позвонил в дверь, никто не открыл. Я еще раз набрал Абдина по мобильному, он не ответил. Тогда я открыл дверь своим ключом и увидел, что Абдин лежит в коридоре, головой ближе к двери. Он был весь в крови, рядом — нож. На тот момент мне показалось, что он мертвый. Я быстро спустился, возле подъезда как раз был участковый. Мы поднялись в квартиру вместе. Он прошел в комнату и сказал, что там еще один труп...

Согласно фабуле дела, Абдин после убийства жены, попытался порезать себя тем же ножом, но в больнице его спасли. Кымбат Ибраева скончалась на месте. Судмедэксперты констатировали, что подсудимый нанес ей 40 ударов ножом. В обвинительном заключении значится: Абдин испытывал по отношению к Ибраевой «непреодолимое и глубокое чувство ревности». Однако, судя по показаниям свидетелей, Ибраева навряд ли давала мужу реальный повод для ревности.

Вадим Хаваев на уточняющие вопросы суда ответил, что квартиру сняла Кымбат Ибраева, сообщив, что будет жить в ней с семьей. Деньги за аренду приносил Абдин. Правда, по словам Хаваева, ему постоянно приходилось напоминать об оплате, он ее регулярно задерживал.

Адвоката потерпевшей стороны, которую в суде представляет родная сестра убитой Гульсара Нургалиева, интересовал еще один момент. Согласно первоначальным показаниям, Хаваев утверждал, что нож у Абдина был зажат в обеих руках и направлен на себя. В суде он заявил, что нож лежал рядом.

- Да, я подтверждаю свои первоначальные показания, - ответил Хаваев. - Вы поймите, там было столько крови, что у меня случился шок, подскочило давление, пришлось к соседям идти за таблеткой. Тогда мне показалось, что это керамический нож, какой я дарил матери, но он настолько был залит кровью, что сейчас уже не знаю...

Хаваев также уточнил в суде, что после случившегося попытался выяснить у соседей, слышали ли они крики, драку, потому что все они в тот день были дома, а стенки между квартирами тонкие. И насколько мирно его квартиранты жили все это время? Соседи дружно заявили, что никогда не слышали, чтобы Абдин и Ибраева громко ругались и тем более дрались.

Свидетели, с которыми работала Ибраева, характиризовали ее только с положительной стороны. По словам Ансагана Саулатова, директора столовой, где Ибраева работала помощником повара, она была очень тихой, работящей, все мероприятия игнорировала, торопилась домой.

Кымбат Ибраева

- За день до убийства мы с Кымбат подрабатывали поварами на свадьбе, - рассказала в суде ее подруга Айтансык ТАЖИКОВА. - Вместе возвращались домой. Она сказала, что у нее как-то нехорошо на душе, ее что-то гложет. Я сказала, мол, поделись, легче станет, но она только промолчала. О ее семейных отношениях я ничего не знала, она никогда о них не рассказывала. Знала лишь, что у нее есть муж и трое детей.

Сейчас детей Ибраевой, которым 6, 8 и 9 лет, воспитывает ее сестра.

Продолжение слушаний по этому делу назначено на 10 июня.