Николай ВОРОНИН: Год прошел, что имеем?

«И в кризис, и в период подъема самый легкий способ наполнения бюджета - повышение цен»
8 октября 2016, 08:58 |  Мнения

Вспомним, как год назад власти Казахстана пытались удержать то курс тенге, то цены. В итоге не получилось ни то ни другое.

В августе прошлого года курс тенге обрушился. Крупные бизнесмены ликовали и откровенно лебезили президенту по поводу принятия решения о девальвации, обещали резкий подъем экономики. Что мы имеем через год? Всплеск инфляции - по-простому рост цен. Мы имеем полные прилавки в пустых от людей магазинах.

По данным министерства национальной экономики, реальные денежные доходы населения упали. Соответственно, упал объем оптовой и розничной торговли. Только за январь 2016 года он уменьшился в сопоставимых ценах на 4,3% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. Что касается объемов внешней торговли, то там тоже не лучше. В январе 2016 года по сравнению с январем 2015-го он уменьшился на 42,3%, в том числе экспорт - на 42,6% меньше, импорт - на 41,6%.

По идее, девальвация должна быть выгодна не только экспортерам. При высоком курсе доллара возрастает и цена импорта. По законам рынка это должно стимулировать местное производство, тот же малый и средний бизнес. Но только не у нас. Ну не стал я покупать дорогие пельмени - начал лепить сам.

У нас даже главный кормилец государственного бюджета - АО НК «КазМунайГаз» - имеет долги перед иностранными кредиторами в размере $18 млрд. Как может компания, добывающая нефть в богатой углеводородами стране, иметь такие астрономические долги?

По большому счету девальвация не должна быть панацеей для решения экономических проблем. Это последний инструмент, крайняя мера. Нужны структурные реформы, чтобы развивалась экономика. Даже если девальвация и даст некоторый толчок в развитии экономики, то все равно где-то через год мы опять вернемся в точку А. Проблема в том, что у нас сырьевая экономика. Нужна ее диверсификация. В странах с диверсифицированной экономикой спад в одном секторе компенсируется ростом в другом. В индустрии Казахстана спад в добывающей отрасли должен быть уравновешен ростом в обрабатывающей отрасли - хотя бы потому, что обработка стимулировалась многомиллиардными вливаниями.

Среднестатистический казахстанец после стольких опустошительных одномоментных девальваций и многочисленных нереализованных программ уже ни во что не верит.

«Мы находимся сейчас в кризисе, - сказал президент во время посещения Акмолинской области в сентябре этого года. - Я надеюсь, что мы начинаем из него выходить со следующего года. 2017-го, 18-го, 19 года... С 2020 года, даст Бог, у нас будет хорошо. Цены не будут низкими, как сейчас...» Видимо, имелись в виду цены на нефть. Я не знаю, на чем основаны надежды президента, но уверен в другом. В 2017, 2018, 19-м, да и в 2020 году цены на продукты, одежду, тарифы на коммунальные услуги низкими точно не станут. Потому что и в кризис, и в период подъема самый легкий способ наполнения бюджета - повышение цен на все и вся. Другого пути наши власти еще не освоили.