Показания Калиева "тут помню, тут не помню" напоминают фильм об упавшем с полки поезда Доценте - адвокат Михаил Щур

Ольга ЛИХОГРАЙ

5 апреля 2016, 14:26 |  Криминал

В суде № 2 Костаная в прениях на процессе по "большому акиматовскому делу" продолжает выступать адвокат подсудимого, директора ТОО "Сыл" Гагика Овнаняна Михаил ЩУР. Он заявил, что не его подзащитный давал взятку, а руководство  акимата Костаная вымогало с Овнаняна деньги, поставив его в невозможные условия.

- Считаю, что не Овнанян был в сговоре с Ахметжановым, как сказано в обвинительном заключении, а Калиев был в сговоре с Ахметжановым, причем выступали как щит и меч, - сказал Михаил Щур. - Щитом был Калиев, когда прикрывал тех предпринимателей, которым грозила ответственность, но которые исправно платили деньги, а Ахметжанов со своей властью был мечом для несговорчивых предпринимателей.

Щур отметил, что обвинение в доказательствах ссылалось на 4 факта: показания Калиева, ежедневник Калиева, перехват телефонных разговоров и негласные следственные действия. Но в итоге, по мнению адвоката, все обвинение было выстроено только на показаниях и ежедневнике Калиева. Потому что в записях телефонных разговоров нет деталей о встречах и месте передачи взяток.

- А показания Калиева "тут помню, тут не помню" напоминают эпизод из фильма о Доценте, который упал с полки в поезде, - сослался на фильм "Джентльмены удачи" Михаил Щур. - Но Калиев вроде в поезде не ездил и с полки не падал. О том, что между Ахметжановым и Овнаняном не было сговора, свидетельствуют телефонные разговоры между Ахметжановым и Калиевым об отгрузке так называемой "щебенки". Аким спрашивает: "Кто? Кто отгрузит?" То есть он даже не знает, что это будет "Сыл". И за 8 месяцев прослушки ни одного разговора между Овнаняном и Ахметжановым зафиксировано не было. Неужели, если бы они были в сговоре, Овнанян не смог бы звонить ему напрямую? И после разговоров с Калиевым оперативники фиксировали факты передачи денег в определенных местах. Если Калиев был только посредником, то почему Овнанян действует строго по его указке? И если так долго велось наблюдение и все факты у антикоррупционной службы о месте передачи денег были на руках, почему они ни разу никого не поймали с поличным?

Щур заявил, что основывать обвинение только на показаниях Калиева - "верх глупости и издевательства", потому что должна быть совокупность доказательств. По мнению адвоката, все замыкалось как раз на экс-акиме Костаная Ахмедбеке Ахметжанова - он был первым руководителем города, он был председателем бюджетной комиссии и мог повлиять на расходование средств по тендерам.

- В 2015 году строительство спецЦОНа разделили на два тендера, вопрос с финансированием по второму тендеру решен не был, - отметил Щур. - Но, несмотря на это, у руководства акимата вместе с Калиевым созрел коварный замысел. Они заранее провели тендер, достоверно зная, что финансирования по нему нет. Направили договор в ТОО "Сыл", которое выиграло тендер, а руководитель не мог не подписать договор, потому что начались бы проверки ТОО.

Таким образом, по мнению Щура, ТОО "Сыл" было поставлено в такие условия, что его директор Овнанян был вынужден дать взятку. Ахметжанов, по словам Щура, не должен был допустить проведение тендера при отсутствии денег, но сделал это намерено, чтобы потом вымогать деньги у Овнаняна.

Адвокат Щур также заявил, что не признает обвинение в передаче Калиеву Овнаняном 74 млн тенге за строительство спецЦОНа. Он снова пояснил, что деньги, как показал Калиев, тот получил от Овнаняна 10-тысячными купюрами, но отдал Ахметжанову 5-тысячными купюрами.

- И по датам передачи денег получается, что он (Калиев - "НГ") брал их не от Овнаняна, а от директора ТОО "АБЗ+" Лобанова и от других подрядчиков города, - отметил Щур. - Ни одного доказательства о том, куда Калиев потратил свою часть денег, я в суде не услышал. Все поверили, что на нужды города и все.

По поводу займа денег для писателя Досанова Щур пояснил, что ни Ахметжанов, ни Калиев, ни Садуакасов не собираются отдавать эти деньги Овнаняну. Все прекрасно знали, что эти деньги невозвратные.

- Я знал, что передавая 13 млн тенге, я должен был обратиться в правоохранительные органы, - сказал в прениях директор ТОО "Сыл" Гагик Овнанян. - Но я знал, чем мне это грозит, тем более, в то время я уже строил СпецЦОН. Думаю, любой бы предприниматель поступил бы на моем месте так же. 74 млн тенге я не передавал. Снятые со счета фирмы 100 млн тенге потратил на лечение сына. Акимат, используя свою власть, взял у меня деньги для писателя, а потом поставил себе в заслугу. Признаюсь в передаче 13 млн тенге, раскаиваюсь, но был вынужден отдать эти деньги. Признаюсь в уклонении от уплаты налогов, раскаиваюсь.

Голос Овнаняна дрожал. Подсудимый директор даже пустил слезу.