"Прокурор, зачем ей в спальню залезли?" - Судья возмутился действиями антикоррупционщиков по делу директора школы Костаная

Ольга ЛИХОГРАЙ

19 ноября 2021, 20:12 |  Криминал

Очередное слушание по уголовному делу директора школы № 122 Костаная Оксаны МИКОЛАЕНКО прошло сегодня, 19 ноября. Она обвиняется в организации школьных поборов и незаконном присвоении бюджетных средств.

Сегодня допросили подсудимую. Миколаенко полностью отрицала свою вину и причиненный государству материальный вред.

Но сначала суд уточнил сумму иска у потерпевшей стороны, а адвокат подал ряд ходатайств о незаконных действиях антикоррупционной службы.

Представитель отдела образования Костаная Кунсулу ИСМАГУЛОВА, выступающая в качестве потерпевшей стороны, сообщила, что направила в суд иск о взыскании с Миколаенко 2 693 900 тенге.

- Это размер материального ущерба, причиненный Миколаенко, - пояснила Исмагулова. - Эту сумму мы требуем взыскать с нее в пользу государства.

Адвокат подсудимой напомнил, что на прошлом заседании его подзащитной предъявили новый обвинительный акт, в котором ее положение ухудшилось.

- Согласно закону, изменять обвинительный акт может только вышестоящая прокуратура, то есть областная, - отметил адвокат АБИЛОВ. - В нашем случае новый акт согласовал помощник прокурора города, поэтому обращаем на это внимание суда.

Государственный обвинитель пояснил, что противоречий нет, так как все согласовано с областным прокурором.

- Тогда я хочу заявить ряд ходатайств о нарушениях, допущенных в ходе следствия, - продолжил адвокат. - В частности, 16 марта, согласно материалам дела, следователь в одно и то же время допросил двух свидетелей, что невозможно. Мы считаем, что имеет место фальсификация. Другой следователь, согласно материалам дела, сначала допросил одного свидетеля в здании школы № 122 по ул. Белинского, 5, а уже через 5 минут допрашивал другого свидетеля в здании антикоррупционной службы по ул. Гашека, 4. Между этими зданиями расстояние 15 км, поэтому такое просто невозможно. В связи с чем прошу признать вышеперечисленные документы - протоколы допросов, осмотра документов и другие - недопустимыми в качестве доказательств.

Но самым вопиющим фактом адвокат назвал действия антикоррупционщиков во время проведения НСД в отношениии Миколаенко, когда в ее принтере разместили аудиозаписывающее устройство и видеокамеру.

- Принтер принесли в дом Миколаенко из школы и установили в одной из спален 3 февраля, - сообщил Абилов. - А санкция о привлечении Миколаенко к уголовному делу была выдана 25 февраля. Причем в доме живут две большие собаки, которые вряд ли бы допустили установку принтера, но его как-то установили. Самое главное - что непонятно, как именно использовались в уголовном деле добытые таким образом аудио- и видеофайлы, для чего они были нужны? Исключительно для оказания психологического давления на Миколаенко! Налицо вмешательство в личную жизнь подсудимой. В связи с чем просим признать результаты НСД недопустимыми

- Прокурор! - обратился к гособвинителю судья Самат САТМАГАМБЕТОВ. - Зачем ей в спальню залезли? У нее муж, взрослая дочь. В деле я не увидел ни одного доказательства, добытого в спальне подсудимой. Сама Миколаенко в ходе судебного разбирательства обращала на это внимание. Рядом с ней живут другие люди, которые вообще не связаны с этим делом, которые непричастны к возможному преступлению подсудимой. Как могли нарушить их права? Миколаенко этим не раз возмущалась. Так хотели что-то найти, что в спальню залезли?

Судьбу ходатайств судья разрешит позже.

Оксана Миколаенко в своих показаниях также не раз делала упор на фальсификацию документов и назвала дело в отношении нее "полностью сфабрикованным".

- Вину однозначно не признаю, - сразу заявила она. - Прошу приобщить к материалам дела диски с аудио- и видеозаписями, которые будут подтверждать мои слова. Уважаемый суд, я работаю в школе № 122 с августа 1992 года, с августа 2002-го - в должности директора. Общий трудовой стаж составляет более 35-ти лет, никогда не могла представить, что окажусь в такой ситуации. В своем руководстве я использовала принцип делегирования полномочий, потому что у каждого сотрудника есть свои определенные обязанности. По состоянию здоровья я возложила большие обязанности на своих заместителей, но и подумать не могла, что за моей спиной они будут производить поборы. Вопрос о поборах в школах всегда был и, наверное, будет. Я руководствовалась приказами о запрете сбора любых денежных средств в школе. Этот приказ подписывали многие сотрудники, которые сейчас проходят по этому делу. Когда антикоррупционная служба возбудила дело, ко мне обращались разные свидетели и сообщали, что на них оказывают давление. В ходе следствия нарушались мои конституционные права, меня закрывали в помещении, из которого я не могла выйти, хотя я сижу на дробном питании, которое нужно принимать каждые три часа, не говоря уже об инсулине. Это дело полностью сфальсифицировано!

Миколаенко предоставила скиншоты из страницы школы в Instagram, доказывая, что регулярно производились работы, за которые шла оплата. Предоставляла доказательства, что с рабочего электронного адреса школы ежедневно отправлялись письма о работе.

- В школе проводились проверки, замечаний не было, жалоб родителей тоже, - сообщила подсудимая. - Работы выполнялись, оплачивались, никакой ущерб не был нанесен государству. То, что работу делал один сотрудник, доплату получал другой, а потом из этих средств что-то отдавал первому, для меня самой стало шоком! Сейчас говорят, что якобы Миколаенко дала такие указания, но это неправда! Первый звонок прозвенел, когда я вернулась из санатория, где по профсоюзной путевке отдыхала по состоянию здоровья. Мне сообщили, что уборщики спрашивают, сколько денег из своих доплат они должны отдать. Для меня это было шоком, я не поняла, какие деньги и кому они должны отдать. Попросила их написать объяснительные, но они написали, что претензий не имеют. Если бы тогда они написали правду, все можно было решить внутри школы и не доводить ситуацию до такого крайнего случая.

Миколаенко также заявила, что на нее оказывали физическое и психологическое давление. Назвала действия антикоррупционной службы "сговором и оговором" и добавила, что ни один сотрудник школы не доказал даже того, что она кого-то оскорбляла или унижала, хотя все хором говорили об этом в суде. Выступление подсудимой было очень эмоциональным.

Очередное заседание по этому делу запланировано на следующую неделю.

Фото - кадры из видеотрансляции