«Мог ли я, давая личные гарантии, замышлять невозврат кредита?» - Василий Розинов

Галина КАТКОВА

17 сентября 2019, 20:24 |  Криминал

В суде № 2 Костаная сегодня, 17 сентября, начался процесс по делу основателя группы компаний «Иволга». Василий РОЗИНОВ на скамье подсудимых по уголовной статье, обвиняется в мошенничестве в особо крупных размерах - ч.4. п. "б" ст. 177 УК РК в редакции 1997 года.

 

В статусе потерпевшего - Евразийский банк развития (ЕАБР), который в 2011 году открыл для ТОО «Иволга Холдинг» кредитную линию, выдав ему тремя траншами $80 млн на четко прописанные в кредитном договоре цели: предэкспортное финансирование, в данном случае - на производство зерна для продажи его за рубеж.

Чтобы получить эти деньги, компания предоставила в залог свое зерно, которое хранила на собственных элеваторах - естественно, не в натуре, а пулом зерновых расписок в общей сложности на 315,5 тыс. тонн продовольственной пшеницы. Оригиналы расписок и сегодня находятся в ЕАБР, но сторона обвинения, а это Генеральная прокуратура РК, доказывает, что расписки изначально не были обеспечены.

По версии обвинения, Розинов, пользуясь служебным положением, давал указания директорам хлебоприемных предприятий, аффилированных с ТОО, выпускать и вносить в реестр фиктивные зерновые расписки. Делалось это не раз в течение нескольких лет - когда падала цена на зерно и ЕАБР требовал для обеспечения кредитного договора заключить соглашение на дополнительные залоговые объемы, выпускались новые необеспеченные расписки.

Суду предстоит оценить, насколько доказана эта часть обвинения.

 

Деньги компания получала и поначалу по счетам платила - $30 млн основного долга погасила и $14 млн, по словам адвоката Константина ГЕРАЩЕНКО, вознаграждения банку отдала. Представитель ЕАБР Елена РЕВЕДИНСКАЯ, однако, эту цифру обещала уточнить на следующем заседании.

Дальше «Иволга» платить перестала. По мнению прокуратуры, отпала надобность поддерживать имидж добросовестного заемщика.

Просрочка нарастала, отношения с ЕАБР ухудшились настолько, что перешли в плоскость исков, преимущественно - в экономическом суде. Решения в пользу банка не исполнялись, в 2015 году он инициировал иск о банкротстве. Заемщик не был признан ни неплатежеспособным, ни несостоятельным. Однако по трем исполнительным производствам, по словам Ревединской, до сего дня «Иволгой» выплачено всего $153 тыс. Сейчас группа компаний - в процедуре реабилитации, имущество передано в доверительное управление.

Линия защиты подсудимого, которую ведет Геращенко, строится на том, что уголовного состава в действиях Розинова нет, речь идет о гражданско-правовых отношениях: всё бывает, случились кризисы, бизнес просел, так причем тут мошенничество путем хищения, которое, кстати, предполагает не только умысел, но и выгоду для себя? А деньги кредитные уходили на сельхозпроизводство.

Прокуратура же доказывает, что деньги, полученные от ЕАБР, сначала действительно направлялись на счета аффилированных иволговских предприятий, но в тот же день или через день возвращались либо на счета ТОО «Иволга Холдинг», либо на счета открытых ею новых юрлиц. Делалось это систематически. Использовались средства на разные цели, в том числе, чтобы гасить кредиты в других банках, в первую очередь, в Народном банке Казахстана.

- Так разве это для себя, разве это хищение? - пылко спросил Геращенко представителя банка.

- А разве это целевое использование? - вопросом на вопрос ответил ему судья Батырбек КУДАБАЕВ.

Кроме залога, Василий Розинов предоставлял банку также личные гарантии.

- Разве может человек, предоставляя такую гарантию, предумышленно не возвращать кредит? - задал подсудимый вопрос Ревединской, оставшийся риторическим. И еще один: - Я и мои сотрудники не оказывали вам помощь, чтобы в процессе реабилитации долги вашему банку выплачивались?

- Нет. Ни вы, ни ваши сотрудники, - ответила представитель ЕАБР, - тем более, что когда в «Иволгу» пришла новая команда, они получили компьютеры с чистыми дисками и отсутствие всякой информации на бумажных носителях. Основные ваши сотрудники уволились, а новые люди понятия не имели, сколько они должны Евразийскому банку развития. Я сама предоставляла им информацию.

По этому делу суду предстоит допросить 239 свидетелей. Заседания расписаны на две недели вперед.

Фото Николая СОЛОВЬЕВА