Юрист рассказал, какие «другие» методы может применить полиция, если не открыть дверь участковому

365info.kz

13 января 2017, 09:48 |  Общество

10 января после заседания правительства министр внутренних дел Калмуханбет Касымов заявил на вопросы журналистов: «Не открывайте участковому, мы найдем другой способ проверить». Что имел в виду главный полицейский страны? Свои предположения в интервью порталу 365info.kz высказал юрист Аскар Каймаков.

- Начнем с того, что Конституцию и Международный пакт о гражданских и политических правах еще никто не отменял, - сказал правозащитник. - А там прямо указано, что жилище неприкосновенно. Это конституционная свобода. Я считаю, что право на неприкосновенность жилища может быть нарушено только в соответствии с уголовно-процессуальным кодексом - когда проводится обыск. А обыск может производиться строго в установленных случаях. Как по санкции, так и без таковой, но с последующим уведомлением надзирающего прокурора. Участковый не является процессуальным лицом, он не следователь и не дознаватель, поэтому проникать в жилище против воли проживающих там лиц он вообще не имеет права

- О чем тогда сказал министр Касымов?

- Он очень опытный полицейский. Я думаю так и, кстати, поддерживаю его в этом, что путь наименьшего сопротивления - просто прийти и попросить жильцов впустить его к себе домой. По идее, люди сами должны быть в этом заинтересованы. Потому что участковый инспектор - представитель власти, который отвечает за безопасность на своем участке. Если участковый добросовестный и профессиональный, то жителям всего участка живется гораздо лучше. Участковый способен предотвратить готовящееся преступление, помочь без суда решить вопрос с должником и так далее. В начале двухтысячных даже была идея казахстанских участковых сделать аналогами американских шерифов. И это была неплохая идея, потому что медиаторами, занимающимися профилактикой преступлений, они должны быть. Если ваш участковый адекватный, почему бы не наладить с ним контакт? Я думаю, это и имел в виду министр Касымов, а не то, что из-за запертых дверей участковые полезут в форточки. В конце концов, он может пойти к соседям. Главное, чтобы не было никаких арестов на 40 суток, как ранее прозвучало. Участковый в первую очередь должен быть психологом и другом населению, которое проживает на вверенном ему участке. И должен быть в хороших отношениях со всеми. Тогда люди не будут скрываться от него за семью замками.

- А подлость какую-нибудь устроить могут? Наркотики подкинуть, например.

- Если бы такие вещи были у руководства МВД на уме, то их вряд ли стали бы озвучивать. К тому же, подобные вещи остались в середине нулевых. Сейчас уже вряд ли кто-то занимается тем, чтобы подкидывать наркотики. Это уже не модно.

- А других законных способов узнать об интересующей семье у полиции нет?

- Есть. Согласно Уголовному процессуальному кодексу, есть негласное проникновение в жилище. Но это происходит, когда уже возбуждено уголовное дело и следователь принял такое постановление. И делают это не участковые, а специально подготовленные для этого сотрудники полиции путем подбора ключа или через форточку. Они проводят обследование помещения, могут установить в нем аппаратуру. Подобная практика используется не для выявления незарегистрированных лиц, а когда есть информация о готовящемся или совершенном тяжком или особо тяжком преступлении. И только с санкции суда.

- То есть основания для негласного проникновения обязательно должны быть, а не так, что, допустим, участковый выдумает против человека какое-то преступление?

- Участковый не может ни сам проникнуть, ни кого-то заставить проникнуть в чужое жилище. Речь идет о других подразделениях полиции, которые разрабатывают террористов, наркосбытчиков и других опасных преступников.Ради выявления незаконных мигрантов никто не станет негласно проникать в жилище. На это просто не хватит человеческих ресурсов. Сотрудников, которые специально обучены негласному проникновению в жилище, в Алматы можно пересчитать по пальцам. И задействовать их в соблюдении миграционного режима было бы полнейшей глупостью.

- Конфликтующие соседи, допустим, начнут систематически стучать друг на друга в полицию, а чтобы насолить посильнее, заявят о хранении оружия, наркотиков или визитах бородачей? Это может быть основанием для начала такой вот негласной разработки?

— Смотря в какой форме это сделано. Если написано заявление и соседи предупреждены об уголовной ответственности за заведомо ложный донос, то да. Бородачи, кстати, это не серьезный повод приходить с проверкой. Мало ли, может для человека борода - это имиджевый ход. А вот если, допустим, в сообщении будет информация об оружии или наркотиках, и это потом не подтвердится, то заявитель понесет ответственность за заведомо ложный донос.

- То есть безнаказанно оклеветать кого-то не получится в любом случае?

- Так должно быть в теории, а на практике, как правило, ложные доносы людям сходят с рук. Это еще с советских времен повелось - поощрять стукачество. С другой стороны, участковые же не малограмотные дилетанты.

- Что интересно, полиция не дает подозреваемому лицу ознакомиться с текстом заявления и часто скрывает имя заявителя. Это законно? То есть человека будут беспричинно таскать по кабинетам из-за соседа-шизофреника, а он потом даже не узнает, кто на него написал?

- По закону не допускается использование заявлений и обращений против самого заявителя. В отношении него вообще могут быть применены меры безопасности. Например, сведения о нем могут храниться отдельно от дела. Или ему может быть присвоен псевдоним, а свидетельствовать против другого лица он будет в условиях, исключающих его опознавание. С другой стороны, по УПК человек имеет право знать, в чем он подозревается. Думаю, вряд ли из-за закона о миграции в стране начнется какая-то волна противостояния участковых и населения.