Подсудимый Гагик Овнанян заявил, что 10 млн тенге передал Калиеву для писателя Досанова, а 13 млн тенге "из-за безвыходного положения"

Ольга ЛИХОГРАЙ

28 марта 2016, 18:58 |  Криминал
Во второй половине дня 28 марта в суде №2 Костаная продолжили допрос подсудимого директора ТОО "Сыл" Гагика ОВНАНЯНА. Он заявил, что в апреле 2015 года передал Максуту Калиеву (бывший заместитель акима Костаная - "НГ") 10 млн тенге.
 
- До этого Калиев сказал мне, что аким города Ахметжанов попросил его найти 50 000 долларов для писателя Досанова, - объяснил Овнанян. - Когда Калиев обратился ко мне, то сказал, что обошел уже несколько фирм и ни у кого денег нет. Мне как раз поступили деньги и я согласился отдать в долг. Передал ему деньги возле "Детского мира". По телефону Калиев меня спрашивал: "зелеными" или тенге. Я сказал, что у меня в тенге, поэтому, когда я отдал ему 10 млн тенге, он пошел менять их в ближайший обменник на доллары. Думаю, поэтому в телефонном разговоре Ахметжанов и интересуется у Калиева, какими Гагик Норикович передал, а Калиев ответил, что "зелеными".
 
Почему в этом разговоре фигурирует щебенка, если речь изначально шла о деньгах, Овнанян не пояснил.
 
По факту передачи Калиеву 13 млн тенге Овнанян пояснил, что у него сложилось безвыходная ситуация:
 
- Не перечисляли деньги на строительство ЦОНа. А Калиев сказал - поможешь городу, сразу получишь деньги на ЦОН. Другого варианта у меня не было.
 
- Вы отдавали деньги, чтобы получить потом выгодный тендер? - спросил судья Ерлик СЕРАЛИН. - Васильев в своих показаниях сказал, что все должны были платить по 10% в фонд "Наш город". Биктибаев сказал, что он не платил, вы говорите, что не платили...
 
- Кому давали строительство убыточных домов, те не платили в "Наш город", - ответил Овнанян. - Мне еще тогдашний замакима Полешко сказал: "Берешь тендер на 1 млрд тенге (строительство спецЦОНа - "НГ")  - надо помогать городу. В одном городе живем, дальше вместе жить". Полешко попросил меня построить эти дома. В итоге я одновременно строил ЦОН, три дома, ремонтировал здание областной больницы.
 
На уточняющие вопросы своего адвоката Михаила ЩУРА Гагик Овнанян пояснил, что давал деньги, потому что не хотел портить отношения с акимом города и его заместителями.
 
- Ахметжанов мне остался должен 26 млн тенге еще за строительство спортзала в Костанайском районе, - отметил Овнанян. - Вернее, остался должен бюджет Костанайского района, когда там акимом был Ахметжанов. А вообще акиматы всегда что-то требуют. Отдел строительства города всегда что-то просит: то у них материалов нет, то машины, то бензина. У них зарплаты маленькие, приходилось помогать. Это относилось не именно ко мне, а к любому, кто выиграет тендер.
 
Передачу 74 млн тенге Калиеву для Ахметжанова за помощь в строительстве спецЦОНа, которую вменяет Овнаняну гособвинение, подсудимый отрицал.
 
В суде он также заявил, что должностные лица акимата не помогали ему при выигрыше тендера на строительство спецЦОНа.
 
В связи с этим прокурор Танат ТАСОВ попросил огласить показания Калиева, данные им на досудебной стадии - от 15 сентября 2015 года.
 
- В них подсудимый говорит, что ему позвонил Наметов и сказал, что от руководства акимата города поступило указание, чтобы признать победителем в конкурсе на строительство спецЦОНа ТОО "Сыл", - уточнил госообвинитель.
 
Услышав эти показания, Гагик Овнанян сказал: Наметов "намекнул, что мне помогут выиграть тендер".
 
Гособвинение все равно настояло на оглашении показаний Овнаняна, которые зачитал судья. В них Овнанян говорит, что в июле 2014 года его фирма подала заявку на участие в конкурсе по строительству спецЦОНа. После одного из совещаний в городском акимате его вызвал к себе замакииа Костаная Максут Калиев. Он сказал, что ТОО "Сыл" - надежный подрядчик, качественно делает работы, поэтому Калиев может помочь ему выиграть.
 
- Но не бесплатно, а за 10% от суммы тендера, то есть за 82 млн от 826 млн тенге, - зачитал судья показания Овнаняна. - Я сказал, что подумаю. Позже Калиев сказал, что если я не соглашусь, то ни один из моих объектов не будет принят, что мне будут создавать препятствия, что больше я не выиграю ни один тендер. Мне и так уже остались должны 26 млн тенге за строительство спортивно-развлекательного центра в Костанайском районе и 10 млн тенге за центр досуга, поэтому тендером по спецЦОНу я рассчитывал покрыть убытки. Потом позвонил Наметов и сказал, что от руководства акимата поступило указание заключить договор на строительство спецЦОНа с ТОО "Сыл".
 
Согласно показаниям Овнаняна, Калиев неоднократно намекал ему, что у него будут проблемы с другими объектами, а потом и напрямую говорил, что нужно отдать 82 млн тенге, иначе "перекроют кислород". В итоге Овнанян сказал, что Калиев все-таки вытребовал у него 13 млн тенге, потому что больше он дать не мог.
 
- Овнанян, вот Калиев требовал с вас в 2014 году 13 млн тенге, по тому времени это огромные деньги. Вы реально считаете, что Калиев требовал эти деньги для себя? - спросил судья. - То есть такие деньги - это его уровень? И если бы вы не отдали эти деньги Калиеву, неужели он мог бы, как вы говорите, перекрыть вам кислород, если стройку контролировали Ахметжанов и Садуакасов? Если они торопили со строительством?
 
- Я работал только с Калиевым, поэтому не знаю, кому предназначались эти деньги, - ответил Овнанян.
 
- И почему вы на досудебной стадии не заявили, что отдавали еще 10 млн тенге писателю? - уточнил прокурор Танат Тасов.
 
- Не сказал, потому что боялся, что пострадают другие люди, - ответил Овнанян. 
 
- Когда Калиев требовал с вас эти 13 млн тенге, он говорил, что кому-то будет их дальше передавать? - спросил адвокат Ахметжанова Константин ГЕРАЩЕНКО. - Или на что он их требовал?
 
- На оплату артистов на День города, - сказал Овнанян.
 
Танат Тасов обратил внимание на то, что в 2015 году Овнанян снял со счета фирмы 100 млн тенге и не указал, на что они пойдут. Документов на эту сумму нет.
 
Овнанян сказал, что снимал деньги на лечение сына и на строительство мансард.
 
Подсудимый Леонид ВАСИЛЬЕВ заявил, что такие же угрозы от Калиева, о которых говорил Овнанян, слово в слово поступали и ему.
 
- То есть у Калиева было такое влияние в области, что он собирал деньги за все миллиардные тендеры? - спросил судья. - То есть он имел влияние на акима города, на акима области? Мог закрыть все стройки, перекрыть кислород и так далее?
 
- Не знаю, имел ли он влияние на акимов города и области, но то, что он давил на нас, простых работяг, это чистая правда, - сказал Васильев. - На нас он имел огромное влияние, собирал со всех по 10%.
 
- В своих показаниях вы сказали, что Калиев не мог такие деньги оставлять себе, - заметил Танат Тасов. - Вы четко пояснили, что он перечислял их должностным лицам акимата.
 
- Я это только предположил, - эмоционально отреагировал Леонид Васильев. - Откуда мы знаем, кто за ним стоял? Может, люди из Астаны? Но на все фирмы города именно он имел влияние, с нас он собирал деньги.
 
Адвокат Овнаняна Михал Щур отметил, что после задержания в августе 2015 года статус Калиева был определен, как взяткополучателя.
 
- Калиев, достоверно зная, что может оказывать влияние, из личной корысти задался преступной целью завладеть бюджетными средствами из отчисленных ТОО "Сыл", - зачитал первоначальную квалификацию следователя Михаил Щур. - И из каждой суммы, перечисленной на строительство спецЦОНа, требовал от Овнаняна по 10%. От себя хочу пояснить, что Калиев все-таки мог влиять на подрядчиков. Откуда мы можем знать, какие силы стояли за Калиевым?
 
- Это первоначально так думало следствие? - уточнил судья.
 
Адвокаты ответили утвердительно.
 
Напомним, переквалификация деяний экс-заместителя акима Костаная Максута Калиева произошла в декабре 2015 года, через три месяца после его задержания. Тогда из разряда взяткополучателей он перешел в разряд посредников в получении взятки.
 
Представитель ТОО "Улан" Тана СУЛЕЙМЕНОВА поинтересовалась, как Калиев мог влиять на распределение средств, которое утверждается на сессии маслихата.
 
- Никак, я даже не входил в бюджетную комиссию, - ответил Калиев. - Всем этим занимается аким города.