Рубрики газеты
 
 
Быстрее не бывает
 
 
Коронавирус в Казахстане: 764 случаев (+37 за сутки),
58 выздоровевших (+4 за сутки), 7 умерли (+0 за сутки)
Коронавирус в Костанайской области: 3 случая (+0 за сутки)

Вознесение Андрея

Из-за болезни Вознесенский не мог говорить, но прекрасные стихи писал до последних дней

www.rg.ru

Ушел поэт, который говорил нам: «Любите при свечах, живите - при сейчас...»

Его уже проводили на Новодевичье. Хотя с поэтами не прощаются. По небесным законам их слова и рифмы имеют другой срок жизни, который не укладывается в гранитные даты бытия на земле. Поэтому поэта поминать легко. Достаточно прошептать любую его строчку... Некоторые напомнила в скорбные дни «Российская газета», подготовив уникальный материал. Он собран из никогда не публиковавшихся стенограмм встреч с Андреем Вознесенским в Санкт-Петербургском гуманитарном университете профсоюзов в разные годы. Кто может сказать лучше о поэте, чем он сам, особенно, когда говорит о других...

- Добрый день! Я давно не был в Санкт-Петербурге, хотя часто выступал здесь, когда он был Ленинградом, поэтому буду читать вам стихи, которые тут еще не звучали...

Мне когда-то рассказывал Марк Захарович Шагал, как он, вернувшись в Россию после долгих лет разлуки, пришел в Академию художеств, походил по залам, приоткрывая двери, но его никто не узнал. Думали, какой-то старый еврей приехал. Боже мой... Когда он к нам в Переделкино приехал, мы подарили ему букет васильков. Это его растрогало больше, чем все торжественные букеты министров. Я прочитаю стихи, ему посвященные. «Васильки Шагала». «Лик Ваш серебряный, как алебарда...»

В городе русской интеллигенции хочется стихи читать про русских интеллигентов, не всегда русских, но интеллигентов прежде всего.

Был такой гениальный режиссер Параджанов. Он отсидел в лагере уже в брежневское время за то, что якобы бриллиантами торговал. На самом деле тогда сажали за «голубые дела».

Я ему послал в лагерь книжку своих стихов, он мне прислал в ответ коллаж - они в лагере делали из сетки какие-то цветочки, с чего и начались мои видеомы. Позже Параджанов рассказал мне историю, как в лагере он срежиссировал одно действо. Они наняли прекрасную женщину, актрису, и она за лагерной колючей проволокой делала им шоу, эротическое шоу. И весь лагерь с ума сходил. Я думал сначала, что Параджанов все это выдумал, знаете, режиссерская фантазия...

Но вот недавно с Василием Аксеновым мы ездили по Волге и встретили женщину, которая, оказалось, и делала это романтическое эротическое шоу. Может, в лагере Параджанова, может, в другом лагере. Я прочитаю вам «Исповедь мордовской мадонны». «Прости, господь, свободу пиррову...»

- Какой жизненной философии вы придерживаетесь?

- Философия - вещь серьезная. Я когда-то ходил к Хайдеггеру, вот так, знаете, с мешочком, через всю Европу, и мы долго разговаривали с ним. Тогда, наверное, какой-то фундамент и заложился.

- Ваша личная жизнь, ваш индивидуальный опыт повлияли на творческий путь поэта?

- Думаю, все влияло. Может, вы знаете, может, нет, что Борис Пастернак - это мой кумир, я с 14 лет был около него. И вот он впервые меня позвал в театр Вахтангова. Это была жуткая постановка «Ромео и Джульетты», жуткие декорации были. Но Ромео там был Юрий Петрович Любимов, и тогда у него был роман с Люсей Целиковской, они потом поженились. Вся Москва об этом шушукалась. Та аура висела в воздухе и освящала все. Вдруг в поединке Ромео и Тибальда ломается шпага, пролетает по какой-то сумасшедшей параболе и ударяется в ручку кресла между мной и Пастернаком. И вот этот кусочек шпаги многое соединил. Потом у Любимова была Таганка, был Высоцкий, «Гамлет» в переводе Пастернака, все соединилось мистически. И вот стихи такие: «Школьник, Пастернак тебя взял на премьеру...»

30 мая - годовщина смерти Пастернака. Сейчас нельзя даже представить, что тогда только лишь несколько поэтов - Окуджава, Коржавин пришли на его похороны. Некоторые жен своих послали. Остальные же боялись, сидели под лавками от страха. А сейчас каждый год у Пастернака - я сейчас живу рядом с его домом, ставшим музеем в Переделкине - идут празднества и роскошная жизнь.

- Расскажите, как возник творческий союз Рыбников - Вознесенский?

- Это идея Захарова. Приехал ко мне Марк Анатольевич и говорит: «Давай, Андрей, напишем оперу на «Слово о полку Игореве». «Конечно, хорошо, но вот посмотрите, у меня есть поэма «Юнона и Авось». Он почитал, и мы стали выбирать композитора... С Рыбниковым по сей день у нас хорошие отношения, он роскошный композитор. Нельзя сейчас представить, что рок был в запрете... Так вот, когда на корню запретили наш спектакль за все - за преклонение перед Америкой, эротику, религиозный культ, когда уже безнадега была полная, вдруг Марк Захаров после окончательного запрещения говорит: «Знаешь, Андрей, еще один человек остался, к кому мы не обращались. Поедем?» - «Поедем». Это была Казанская Божья Матерь - она героиня нашей оперы, если вы знаете, там ультразвуком она поет. Поставили в церкви свечку Казанской Божьей Матери. Потом я взял три образка, один Рыбникову дал, другой Караченцову, третий себе оставил.

А утром спектакль «Юнона и Авось» разрешили. Может, ночью Захаров звонил в какие-то органы, может, мистика какая-то...

- Как вы относитесь к перестройке и к развалу Советского Союза?

- По-моему, вы видели, как я отношусь, схема туши мясной, разрубленной. Это можно с юмором написать, но все это идет по сердцу. Это тяжело, и главное, что непоправимо уже.

- Как изменилась ваша жизнь после изменения экономической ситуации в России?

- Конечно, вся литература сейчас живет не так роскошно, как раньше, и слава Богу, потому что поэт не может очень шикарно жить. Что касается внутренне - отсутствие цензуры. Вы не можете себе представить, что все стихи, которые я вам читал, раньше цензура не пропускала. Вот это роскошь - свобода.

- Андрей Андреевич, кого вы считаете самым талантливым поэтом вашего поколения?

- Ахмадулина, я думаю.

- Каковы ваши отношения с Евтушенко сегодня?

- Нормальные, я хорошо к нему отношусь, это поэт своего мира. Жалко только, что он не здесь живет, очень жалко.

- Нравится ли вам творчество Довлатова?

- Да, конечно, я в восторге. Существуют довлатовские байки про меня, хотя мы никогда не были, к сожалению, знакомы. У него есть гениальная фраза, которой я завидую: «Она читала меню по-еврейски, справа налево», то есть сначала - цена, потом названия блюд.

Я в Пермь приехал, мне говорят: «Андрей Андреевич, но вы должны еще зимой приехать». «Почему?». «Вы же любите снегом обтираться, вы как Рембо. Мы читали у Довлатова». В общем, это сплошной Гоголь или Хармс, знаете, новый жанр, очень интересный, но я не был знаком с Довлатовым.

- Наверняка были такие ситуации, когда вас система загоняла в угол. Что вам помогло выстоять или кто помог?

- Я расскажу немножечко о встрече с Никитой Сергеевичем. Понимаете, мы тогда любили Хрущева, это надежда наша была. Казалось нам, что он все понимает. Мы не знали, что он такой же сталинист, как и все остальные. Мы верили в него. И вот я, обнаглевший, после Парижа, думаю: «Сейчас я Никите Сергеевичу объясню, в чем дело и как надо свободу делать». Я вышел на трибуну, микрофон у меня, а он сидит за мной, вы видели мизансцену. Я начал говорить, и вдруг рев какой-то. «Вы меня не перебивайте, дайте мне договорить». А рев сильнее. «Что такое?». Смотрю: у зала поехало лицо от страха, за моей спиной происходит что-то страшное. Я оглянулся и вижу: стоит Никита Сергеевич, глаза закатились, желтые белки, и он вопит: «Катись к такой-то матери за рубеж, к своим империалистам, вот Шелепин выпишет паспорт», а Шелепин - это КГБ - «Вы хотите в Венгрию?!», а я не хотел в Венгрию, ей-богу, я не хотел. Но у него досье, видно, было такое. «Вы хотите венгерскую революцию сделать у нас в стране!» Стадионная привычка немножко спасла меня тогда. И я решил, что надо прочитать стихи, пускай он помолчит, успокоится, и все пройдет. И я говорю: «Знаете, может, я не умею речей говорить, давайте я вам стихи почитаю». А зал понял, что я хочу улизнуть. «Не надо стихов, долой, долой, позор!» И весь скандеж был: «Долой, позор, долой, вон из страны, вон из страны!» Думаю, что на зал смотреть? И я смотрю в лицо Никиты Сергеевича. И что-то поехало по его лицу, что-то странное с ним стало твориться. Он понимал, что этот зал, номенклатура ему так же свернет голову, что диктатура зала уже идет над ним. Он сказал: «Нет, пускай почитает стихи».

Когда тебя ругает правительство, то народ тебя любит.

- Почему вы в свое время не остались тогда за границей?

- Потому что я не могу жить вне России. Понимаете, это тяжелый, серьезный вопрос, потому что сейчас можно жить где угодно, и никто тебя не упрекнет. И ты сам себя не упрекнешь. Но тогда это был выбор, ты становился политическим эмигрантом. Это тяжелая судьба. Главное, вот здесь я могу писать благодаря этой ауре, которая исходит из нас. Поэтому я живу здесь... Я на прощание вам прочитаю вот эти строчки:

Запомни этот миг. И молодой

шиповник.

И на Твоем плече прививку от

него.

Я - вечный Твой поэт и вечный

Твой любовник,

И - больше ничего.

Запомни этот мир, тогда Ты

можешь помнить,

а через тыщу лет и более того,

Ты вскрикнешь, и в Тебя

царапнется шиповник...

И - больше ничего.

Из биографии

Андрей Вознесенский родился в 1933 году в Москве. Отец был участником строительства крупнейших гидроэлектростанций - Братской и Ингурской. Прапрадед - архимандрит, настоятель Благовещенского муромского собора на Посаде.

Борис Пастернак, получив по почте от 14-летнего мальчика первые стихи, пригласил его к себе. В 1958 году его стихи появляются в периодике, а начиная с поэмы «Мастера» (1959), он знаменит по всей стране. Его сборники моментально исчезали с прилавков, каждое новое стихотворение становилось событием.

В последние годы он почти не мог говорить. Но вот удивительно: все стихи, которые он не переставал писать до последних дней, были ярко, отчетливо, безупречно «вознесенские!. Такие же, как в молодости, даже лучше.


  • Рейтинг: 5.00
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Рейтинг: 5.00 (голосов 3)


Рейтинг статей
Версия для печати
Отправить по почте
Перейти к последним новостям



Материалы номера

Комментарии к статье
Вы не можете отправить комментарий анонимно,
пожалуйста зарегистрируйтесь.

§ Лорелия
Re: Вознесение Андрея
Лорелия


(Уважаемые пользователи)
Сообщений: 1996
Регистрация: 06.05.10
Отправлено: 11.06.10 - 17:11 Ответить Выделите текст в сообщении и нажмите сюда для быстрого цитирования
Замечательная, интереснейшая статья, побольше бы таких!!!
Профайл

§ TRETYAKOFF
Re: Вознесение Андрея
TRETYAKOFF


(Пользователи)
Сообщений: 6976
Регистрация: 17.03.10
Отправлено: 12.06.10 - 10:35 Ответить Выделите текст в сообщении и нажмите сюда для быстрого цитирования
Вознесенский- первостепеннейший поэт был, царствие ему небесного..... да, вот такие люди уходят, такой светлой эпохи, а остаются.... ( 111-е остаются).....
Профайл Посетить вебсайт




Авторизация
 

 

Вопрос недели
Председатели 20 костанайских ПКСК предлагают привлечь сторонних специалистов к дезинфекции поъездов жилых домов. Готовы ли вы платить за такую услугу в вашем доме?
Да. В ПКСК для выполнения этой задачи нет ни средств, ни работников.
Да. Лучше потратить деньги на профилактику сейчас, чем на лечение потом.
Нет. Дезинфекцию подъездов должны проводить ПКСК, это их проблема.
Нет. Дезинфекцию моего подъезда будут проводить сами жильцы по графику.
 
Сейчас на сайте
Гостей: 98
Пользователей: 3
Всего: 101

Вы гость здесь
- 32 Queries | 72 Files Loaded: 641.3 Ko | Raw HTML: 67.76 Ko -
^ Наверх