Рубрики газеты
Форум
Victor Yang
Токаев о переходе на латиницу: В алфавите имеются недостатки
Вечер перестаёт быть томным! Неужели? abaika95: Что мешало на Турецкий манер алфавит сделать?) Полностью поддерживаю - зачем изобретать велосипед?
21.10.19 16:17
Lex
Чей пёсель?
alex_60: да, взгляд умный у шабакина, грех было оставлять мокрушнику на растерзанье или корейцам )))
21.10.19 16:02
abaika95
Суд установил, что Костанайский филиал российского вуза работал без лицензии
Цитата-//Разговаривал с юристом Кустанайского общественного объединения "защиты прав потребителей", выпускник Челгу юрфак// Это случайно не наш наблюдатель Карфагеноразрушитель?)
21.10.19 16:00
kbkz1980
Суд установил, что Костанайский филиал российского вуза работал без лицензии
Lex: Есть преподы, для которых сессия как способ приумножить $ в кармане, не более. Есть студенты,которым проще сессию развести,чем учить.Вот такие балбесы и прикармливают преподов. Поверь,если...
21.10.19 15:57
лимон
Две стороны улицы Чкалова. Квест по-костанайски
Lex: Вчера был на перекрестке Чкалова-Каирбекова а где это?
21.10.19 15:51
Перейти в форум »
 
 
Быстрее не бывает
 
 
 

«Перед угрозой банкротства отрасли»

Галина КАТКОВА

Для чего казахстанские мукомолы просят запретить экспорт высокопротеиновой пшеницы

Недавно в деловой прессе появилась информация о том, что несколько казахстанских мукомольных предприятий перенесли свои производства в Узбекистан. Свершилось то, о чем переработчики зерна предупреждали давно. Условия для работы дома сформировались такие, что выгоднее казахстанское зерно молоть в соседней стране. А ведь речь идет об отрасли с очень высоким экспортным потенциалом. Об этом алогичном перекосе, о текущем моменте в отрасли и возможностях изменить ситуацию разговор с основателем компании «Казак Уны», членом международной ассоциации мельников IAOM Кумаром КОЗЫБАЕВЫМ.    

  

К. Козыбаев: «Мы даем предложения по защите отечественного экспорта муки, нас не слышат»

- Урожай в этом году никакой. Как рассчитываете обеспечить себя зерном? Что можете сказать о качестве сырья?

- Да, урожай в этом году уродился слабый, но мукомолы приловчились завозить пшеницу из России и из других регионов Казахстана, поэтому голода не будет, однозначно. Качество зерна различное, но, опять же, мельники научились перерабатывать любую пшеницу, даже 5-го класса. Многие мельницы выпускают по 5-6 видов муки, соответственно, в различном ценовом сегменте. На любой спрос есть предложение.

Что касается экспорта, то в прошедшем сельхозгоду (с 1 июля по 30 июня) Казахстан занял вторую строчку с объемом продаж 3,4 млн т муки в зерновом эквиваленте, пропустив вперед Турцию с показателем 5,0 млн т. Общий объем продаж муки в мире за последние 20 лет постоянно растет и достиг значения в 17,1 млн тонн, т. е. наша страна занимает долю в 20% мирового рынка муки. В зерновом сегменте Казахстан занимает всего 2,2% объема мировой торговли.

 - Сейчас столько разговоров о том, как должна подорожать мука. На сколько при цене зерна, скажем, 80 тыс. тенге? Слышала, что мельники сегодня предлагают купить зерно по такой цене?

- Стоимость муки на рынке, а соответственно, и булки хлеба в рознице зависит от затрат на производстве, уровня технологии и квалификации менеджмента предриятий. При цене пшеницы 80 тенге за кг мука 1-го сорта на складе производителя будет как минимум 110 тенге/кг, а мука высшего сорта от 120 тенге/кг и выше. Бывают колебания цен в ту или иную сторону, зачастую мельницы 5-6 месяцев в году работают в убыток, чтобы не потерять рынок, и нивелируют убытки за счет других периодов. Из года в год мельникам работать все сложнее и сложнее, и мы уже вплотную стоим перед угрозой банкротства отрасли.

 - Государство сегодня поддерживает ее?

- Поддержки мы никакой не чувствуем, хотя потенциальные рычаги у власти есть. Мукомольная отрасль создана практически на голом энтузиазме предпринимателей, без каких либох субсидий и преференции. Отрасль является мощным валютным насосом, который из месяца в месяц закачивает в банковскую систему страны твердую валюту.

Необходимо помнить, что сила и мощь любого государства определяется не количеством солдат и вооружений, а силой и объемом местной валюты. А сила валюты всегда прямо пропорциональна объемам экспорта товаров и услуг на внешнем рынке. Это экономический закон. Его никто не отменял.

Кроме того, мукомолы - эффективные налогоплательщики. Например, группа компаний «Казак Уны» заплатила в 2018 году более 220 млн тенге налогов всех уровней. И это без выплат в Пенсионный фонд. С пенсионным фондом получается сумма почти в четверть миллиарда тенге. На каждого работника выходит почти 1,8 млн тенге в год. Только в малом и среднем бизнесе в нашей области, по статистике, числится более 150 тыс. занятых, если бы все так платили налоги, то получилась бы сумма под 300 млрд тенге - полтора бюджета области.

 - Может сегодня мукомольное предприятие работать только на внутреннем рынке и быть прибыльным?

 - А зачем ограничиваться только внутренним рынком? Казахстан имеет уникальное геополитическое положение в плане сбыта сельхозпродукции, в том числе хлебопекарной муки. На юге мы граничим с несколькими государствами с общим населением около 100 млн человек, традиционно потребляющих тандырный хлеб. Это рынок, потребляющий 20 млн т муки ежегодно. И самое интересное, что мукомолы Казахстана могут сами обеспечить этот объем.

Для тандырного хлеба нужна высокопротеиновая пшеница, которая в силу климатических условий в Средней Азии не произрастает. Она есть только у нас и в ограниченных объемах в России. А такой пшеницы, которую выращивают на юге Костанайской области, нет нигде в мире. Валентин Иванович Двуреченский постоянно об этом говорил. У нас есть партнеры в Канаде и Германии, которые помогают нам проводить ежегодный мониторинг качества  зерна. Однажды мы им отправили образец пшеницы, которая имела показатель в 48% сырой клейковины, это была пшеница из наурзумского поселка Буревестник, от КХ Буга. Удивлению их не было предела. Они такой никогда не видели. Сегодня ташкентские и таджикские мукомолы вывозят эту, по сути бесценную, пшеницу и жестко конкурируют с нами же на южных рынках.

 - Мне кажется, что уже лет 10 ваш отраслевой союз заявляет, что Казахстан теряет рынки сбыта. Что потеряно, что осталось, что можно восстановить и при каких условиях?

- Да, на протяжении последних десяти лет все страны, куда мы экспортируем муку, за исключением Афганистана, всячески препятствуют нашим продажам. Вводят пошлины на ввоз муки, снижают ставку НДС на ввоз пшеницы, поднимают транспортные тарифы на транзит наших товаров по их территории. В итоге наш экспорт муки в Таджикистан упал до нуля, в разы снизились объемы продаж в Киргизию и Узбекистан. Азербайджан и Туркмения закрываются от нас заградительными пошлинами, в то же время с большим удовольствием импортируют нашу пшеницу, причем не всю подряд, а выбирают лучшую и самую ценную. У нас по большому счету остался только рынок Афганистана, который сегодня тоже находится под угрозой захвата узбекскими мукомолами. Если мы потеряем и этот рынок, то можно будет констатировать бесславный конец нашей отрасли.

 - Несколько лет назад вы направляли в МСХ предложения о том, что нужно сделать, чтобы защитить отечественный экспорт муки. Что-нибудь было учтено?

- Мы постоянно даем такие предложения, но, к сожалению, нас никто не слушает. Еще не поздно исправить ситуацию. Необходимо ввести полный запрет на вывоз пшеницы с клейковиной выше 25%. Мы способны сами перерабатывать ее на месте. Это наше уникальное национальное достояние, как сыр из Швейцарии или дурум из Италии. Нужно разработать и принять отдельный ГОСТ на муку для тандырного хлеба с повышенными требованиями и продавать эту муку на внешнем рынке, а не торговать сырьем. Для крестьян разработать систему субсидий за выращивание высокопротеиновой пшеницы. Чем больше клейковины, тем больше выручишь за свой хлеб. Регулятором при этом, безусловно, должно выступить государство. У крестьян будет выбор: или сдать Продкорпорации с получением субсидий, или продать мельникам по рыночной цене. Эту пшеницу мукомолы будут покупать по высокой цене и после реализации муки на внешнем рынке будут компенсировать свои издержки. Всем будет выгодно. 

В качестве срочных мер для тех стран, которые вводят дискриминационные пошлины на нашу муку, надо вводить зеркальные пошлины на экспортную пшеницу. Мы должны быть в одинаковых условиях с мукомолами соседних государств. И это прерогатива нашего правительства. Мы солдаты, патриоты Казахстана и на деле доказываем свою преданность отечеству. Государство обязано нас защищать и создавать условия для плодотворного и производительного труда. Экономическое благополучие простого народа -  твердая гарантия процветания страны и стабильности в обществе.

 - Но введение субсидий приведет к удорожанию пшеницы и муки на внешнем рынке? Не получится ли так, что аграрии столкнутся с проблемами сбыта зерна?

- В годы сильной засухи растут и мировые цены. Например, в 2010 году на локальных рынках Малайзии и Индонезии австралийская пшеница поднималась в цене до 750 $/т. Тогда же в Узбекистане розничная цена на нашу муку достигала 1 000 $/т, несмотря на то, что наши экспортные цены не превышали в то время 600 $/т. Сегодня же мы обсуждаем цену в 80-100 тыс. тенге за тонну пшеницы (200-250 $/т). В обычные, незасушливые годы высокопротеиновой пшеницы не так много, она пользуется даже большим спросом, чем в засуху.

Рынок тандырной муки в Средней Азии очень емкий, а платежеспособный спрос на нее всегда будет высоким, потому что хлеб - это главный продукт питания местного населения. Если, по статистике, в России потребление муки составляет 120 кг в год на душу населения, то в Средней Азии этот показатель превышает 200 кг.

 - Какова сейчас ситуация с экспортом? Можно что-то изменить в нашу пользу с учетом того, что делают узбеки?

- Кстати, как надо создавать благоприятные условия для своих мукомолов, на деле показывает соседний Узбекистан. Они внедрили толлинг при переработке нашего зерна у себя с последующим вывозом муки в Афганистан.

 - Что такое толлинг?

- Узбекская мельница завозит нашу пшеницу, перерабатывает в муку, ее   экспортирует в Афганистан и не платит за это время никаких налогов, в том числе НДС на ввоз, и пошлин. Только по итогам года мельник платит налог на прибыль, которую он получил за эту операцию. Нет отвлечения средств. Классический толлинг - это 100% сырья завез и 100% продукции вывез. Узбеки пошли дальше: часть продукции, например отруби, реализуют на месте и часть  муки экспортируют в Афганистан. НДС на отруби платят после их реализации.

 - Просто красота.

- Да. И это не все. Еще там освободили от налогов всю отрасль на длительный срок и сделали широкодоступными валютные кредиты на развитие собственной мукомольной промышленности. Если так будет продолжаться дальше, то они не только сдвинут нас со второй позиции экспортеров муки, но и смогут стать мировыми лидерами на этом рынке.

 - Казахстанские мельники все плачут и плачут. Однако мощности наращивают. В Костанайской области - 70 мельниц, в последние годы открылось несколько очень крупных. Как одно с другим стыкуется?

- Насчет 70 мельниц, у вас устаревшие сведения. Сегодня действующих мельниц в области осталось не более 30, да и те работают с загрузкой не более 50%. А те, кто увеличил объемы производства, надеются за счет этого уменьшить себестоимость продукции. Однако надежды эти очень призрачны, есть большая вероятность остановки предприятий из-за нехватки пшеницы. 

Есть еще один настораживающий факт - ни одна из существующих в нашей области мельниц не имеет высококлассных технологий мирового уровня. Нет у нас ни японского, ни американского оборудования. Ни тем более мельниц фирмы Buhler из Швейцарии, которая является законодателем мировой моды в мукомолье. В массе своей у нас работают турецкие или китайские технологии, которые значительно уступают в качестве оборудованию Buhler. В результате самые продвинутые наши мельницы имеют себестоимость помола 10 тенге на кг пшеницы, или от $26 на 1 т, в то время как ведущие американские мелькомбинаты затрачивают не более $ 9 на тонну перерабатываемой пшеницы.

К большому сожалению, сейчас нашей отрасли как никогда подходит определение «колосс на глиняных ногах».  

Фото Николая СОЛОВЬЕВА

 Справка «НГ»

Кумар Козыбаев, 1958 г. р., родился в Затобольске Костанайской области, окончил КазГУ (г. Алматы), кандидат химических наук.

Один из первых в области предпринимателей-мукомолов. Основатель компании «Казак Уны», первая мельница которой была поставлена в 1994 году.

Член международной ассоциации мельников (IAOM) с центральным офисом в Overland Park, штат Канзас, США.


  • Рейтинг: 4.67
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Рейтинг: 4.67 (голосов 12)


Рейтинг статей
Версия для печати
Отправить по почте
Перейти к последним новостям



Материалы номера

Комментарии к статье
Вы не можете отправить комментарий анонимно,
пожалуйста зарегистрируйтесь.

§ arman_kst
Re: «Перед угрозой банкротства отрасли»
arman_kst


(Полноправные пользователи)
Сообщений: 358
Регистрация: 28.05.18
Отправлено: 19.09.19 - 09:33 Ответить Выделите текст в сообщении и нажмите сюда для быстрого цитирования
Конечно можно ограничивать, потом даже тарифы на провоз по территории Казахстана выше сделать на зерно, если будут из России везти. Чтобы мука из Казахстана была конкурентоспособная
Профайл

§ юля елиссева
Re: «Перед угрозой банкротства отрасли»
юля елиссева


(Пользователи)
Сообщений: 1319
Регистрация: 14.01.15
Отправлено: 19.09.19 - 13:51 Ответить Выделите текст в сообщении и нажмите сюда для быстрого цитирования
Не потому ли нынче мельники начали руководить газетами и спонсируют обделку домов в Кустанае пенопластом?
А насчет качества зерна, это вообще никакой роли не играет. Правильно сказал рассказчик - смолотят даже пятый класс. Стоит лишь добавить улучшителей.
Профайл

§ pro100tak
Re: «Перед угрозой банкротства отрасли»
pro100tak


(Полноправные пользователи)
Сообщений: 402
Регистрация: 31.07.14
Отправлено: 22.09.19 - 03:27 Ответить Выделите текст в сообщении и нажмите сюда для быстрого цитирования
Человек говорит дельные вещи - сразу видно профи в своем деле. Можно делать муку из почти любой пшеницы и для разных целей. Для производства хлеба нужна определенная пшеница не ниже разного рода параметров. Раньше РФ закупала у нас тысячами тонн пшеницу с высокой клейковиной (протеином, глютеном и пр.), для улучшения хлебопекарных свойств своей пшеницы. Потом они эту проблему решили, построив у себя 6-7 заводов по производству СПК (сухой пшеничной клейковины) из своей же низкопротеиновой пшеницы. И, добавляя СПК в муку, не пригодную для хлебопечения, избавились от этой проблемы. А стоило ли нам выход на Каспий делать, когда Иран, по-моему, решил свои главные проблемы с зерном? У РФ есть Новороссийск и др.порты для отгрузки по морю. Мы в эти же порты гоним свое высококлассное зерно, если появляются хорошие контракты. С некоторых пор у нас такое зерно стали забирать узбеки, о чем и говорит Козыбаев. Еще и ЮКО, там они же. А где тогда наше производство, наша добавленная стоимость? Особенно вопросы актуальны с учетом того, что Китай переобует народ с риса на хлеб - так намного дешевле. У них сейчас там госпрограмма работает. Pro100 так же не перестроишь культуру питания, систему потребления и переработки (ЖКТ). А Китай - это же совсем уже другая весовая категория по рынку потребления. Хотя они вовсю сейчас стараются нас же у нас же опередить, паша землю, построив мельницы и вывозя отсюда уже свою муку. Хорошо, что землю им не даем. А то бы у нас даже мельницы закрыли, которые хоть что-то производят-перерабатывают.
Профайл




Авторизация

 

"Нужные деньги"
Вопрос недели
Суд удовлетворил ходатайство экс-министра нацкономики Куандыка Бишимбаева об УДО через 1,5 года после того, как его приговорили к 10 годам лишения свободы. Нужно ли проявлять такую же мягкость по отношению ко всем осужденным коррупционерам?
Да. Если они тоже раскаются и попросят президента о помиловании.
Да. Если они будут хорошо вести себя в тюрьме и возместят ущерб по приговору.
Да. Если неотбытый срок заменят на выплату штрафа, госказне нужны деньги.
Нет. Такие решения снижают эффективность борьбы с коррупцией.
 
Сейчас на сайте
Гостей: 155
Пользователей: 2
Всего: 157

Вы гость здесь
^ Наверх