Прокуратура намерена проверять детдома и интернаты регулярно

Видеоинформация, обнародованная на заседании коллегии облпрокуратуры, даже на закаленных негативом чиновников и журналистов произвела убийственное впечатление. На экране воспитатель доламывала безнадежно треснувший протектор ботинка и говорила: «Чтобы в такой одежде и обуви водить ребенка по морозу даже в столовую, надо самой быть умалишенной».

Вчерашнее житье-бытье

И не водили, хотя до столовой меньше ста метров. Но передвигаются воспитанники Костанайского дома-интерната для умственно отсталых детей по-разному. Не все способны быстро ходить, не то что бегать, поэтому в холода кормили ребят там, где они живут. Часть своей проверки сотрудники прокуратуры провели, как репортеры - ни о чем не предупреждали, все осматривали лично. Попросили после прогулки показать одежду детей и наощупь оценили качество «зимних» курток на однослойном синтепоне и ботинок, растрескавшихся и сверху, и снизу. Потом это обмундирование уже профессионально осматривала эксперт Торгово-промышленной палаты и подтвердила: куртки демисезонные, да и ботинки ерундовские - их нельзя носить при холодах ниже минус 25. А у нас в этом году, как на грех, с 1 декабря до 12 февраля, когда прокуратура завершила проверку в этом доме-интернате, температуры гораздо ниже стояли целых 35 дней.

На самом деле на коллегии речь шла в целом о правах детей-инвалидов, которые должны защищать уполномоченные на это госорганы образования, здравоохранения и социальной защиты. И факты говорят о том, что нарушений этих прав много. Но ситуация в интернате для умственно отсталых прошибала больше всего. Может, потому что он единственный такой в области и находится не где-то в глубинке, а в эпицентре деятельности всех уполномоченных органов. Может, потому что в нем из 140-150 детей человек 40 лежачих, да таких, на которых по совести жертвовать надо, как на церковь. А может, потому что в середине 90-х именно об этом интернате уже приходилось писать страшные вещи. Про то, как изо дня в день там варят бульоны на голых костях, жир сверху собирают и делают на нем подливку для второго...

Но в последние годы все больше шло информации о том, что финансирование приютов, домов-интернатов улучшается, что кормят там лучше, чем многие могут позволить себе дома, что начались серьезные ремонты. И тут на тебе.

Худая одежонка - не единственная проблема. Кстати, на лежачих ее и не приобретали, хотя они тоже должны бывать на улице, дышать свежим воздухом. Не проводились физиопроцедуры для нуждающихся - оборудование имелось, но отсутствовал физиотерапевт и помещение не было выделено. Одиннадцать ребят должны были проходить обучение, но не учились - ни в самом интернате, ни в школе.

Серьезные претензии выявились по части пожарной безопасности. Дымовые извещатели были укреплены в нужных местах, но так и висели в упаковочной пленке, дорогу к двери корпуса, через которую в случае опасности надо выводить и выносить детей, загораживало пианино. В цокольном этаже столовой устроили склад лакокрасочных материалов.

Сбор одежды отменяется

По-моему, все местные издания написали об этом, а телевидение еще и показало видео, отснятое проверяющими. Самые сердобольные из костанайцев в ответ готовы были начать сбор теплых вещей, предполагая, что пока на новое деньги выделят, больные дети будут замерзать. Мы по этому поводу звонили и в управление координации занятости и соцпрограмм, и в сам дом-интернат. Выяснилось, что ничего не нужно. На сей раз государственная машина крутилась быстро. Демисезонные куртки заменили зимними, взятыми в Пешковском доме-интернате, оттуда же привезли и обувь. Корреспонденты «НГ» буквально накануне выхода очередного номера съездили на Красносельскую, 20. Человек пятнадцать мальчишек разных возрастов, все нормально экипированные, как раз гуляли во дворе.

 - И на веб-портале, где проходят электронные торги, мы разместили заявку на нормальную зимнюю одежду, - говорит директор дома-интерната для умственно отсталых детей Назира АБЗУЛИНОВА. - Вот, можете взглянуть: куртка зимняя удлиненная, на тройном синтепоне, крытая плащевкой, с фланелевым, а не синтетическим подкладом, чтоб ребенок не потел. Рукава обязательно с резинками, поверх молнии нужны кнопки, чтобы если замок сломается, можно было как-то застегнуть. То есть заявки должны быть полными и грамотными, чтобы поставщик и не пытался предлагать всякий неликвид.

Для лежачих больных интернат заказывает комбинезоны. Проблема с прогулками этих больных действительно серьезная, по мнению директора. Многие из них не способны удержаться в инвалидной коляске, их одеждой станет что-то типа утепленных «конвертов». 

Идем по пунктам прокурорского предписания. Директор так же по пунктам отвечает. Краску из цокольного этажа столовой вынесли, пианино убрали, пленку с извещателей сняли. Тех 11 детей, у которых было заключение, пришлось еще раз освидетельствовать. Все-таки они больные, и время пропуска занятий для них много значит, объясняет Абзулинова. Выяснилось, что трое могут обучаться только дома, то бишь в интернате. Остальных сейчас возят в коррекционную школу. Кстати, сам интернат наконец подал документы на получение образовательной лицензии.

По поводу нехватки врачей. Размещены объявления о вакансиях невропатолога, педиатра, физиотерапевта.

Мы уверены, что проблема с врачебными кадрами - долгоиграющая. Дефицит их по области - 560 человек. На коллегии говорилось, что, например, даже областная психолого-медико-педагогическая консультация нуждается в невропатологе.

 - Объявления - это одно. Я уже веду переговоры со специалистами, встречалась с ними, думаю, они нам помогут - будут у нас работать, - заявляет Абзулинова. 

Что ж тогда было?

Рваные ботинки пришлось выкинуть, а злосчастные тонкие куртки - нет. Останутся на весну. В закуп их директор не включает. В этом году по так называемой 139 специфике - статье в бюджете интерната - можно потратить 7 млн тенге. Кроме одежды этих денег должно хватить на бензин, жесткий инвентарь и всякие прочие расходы. Хватит средств? - спрашиваем Хватит, утверждает директор. В прошлом году по этой специфике было 12 млн тенге, и возникло «дело о рваных ботинках».

 - Интернат финансировался на 100% от потребности, бюджет - 220 млн тенге, - отвечала на вопрос корреспондента «НГ», заданный прямо на коллегии,  начальник управления координации занятости и соцпрограмм Шолпан ЖАКИТОВА, - при этом на одежду из 12 млн 139-й специфики было потрачено всего 2 млн тенге. Но здесь все решал директор, ведь он знает потребности.

Назира Абзулинова детским интернатом руководит всего месяц, а в системе отработала уже 17 лет, опыт есть. В декабре 2009 года до начала проверки из интерната уволились прежний директор Людмила Лимарева и главный бухгалтер. Ушли по собственному желанию, хотя на коллегии начальник управления, отвечая на вопрос уже заместителя прокурора области, сообщила, что к Лимаревой за время ее работы были претензии, она имела взыскания.

Мы пытались связаться с Людмилой Васильевной, нашли номер домашнего телефона, сбросили сообщение на сотовый, который нам дали те, кто с ней работал. Но пока контакта не получилось. Хотя дать ее точку зрения, проясняющую ситуацию, мы готовы. Тем более что, как сообщили «НГ» в прокуратуре области, «дело о рваных ботинках» должно быть прояснено до конца.

 - Мы передали материалы проверки по этому дому-интернату в той части, которая касалась закупа одежды и обуви, в финансовую полицию для принятия процессуального решения, - сообщил «НГ» старший помощник прокурора области Ермек ШУАКПАЕВ. - Необходимо выяснить, например, был ли в действиях лиц, проводивших закуп, умысел.

Прояснить денежный вопрос важно и для общественности. Все-таки речь идет об учреждении, в котором дети находятся на полном государственном обеспечении.  

В этом году бюджет интерната снова более 200 млн тенге. И дополнительно - 129 млн тенге на ремонтные работы: новую прачечную, подсобные и хозяйственные постройки, часть которых сейчас из-за аварийного состояния опечатана. Абзулинова надеется, что средств хватит и на планировку территории, на приличный забор.

Она, кстати, предложила поставщикам рваной обуви заменить свой некачественный товар, поступить по совести. Ждет. Недавно в интернате прошло два больших собрания - одно профсоюзное, а на другом весь коллектив присутствовал при рассмотрении представления прокуратуры. Сейчас четверо сотрудников интерната имеют строгие выговоры, одна из работников бухгалтерии переведена в санитарки. Но начальник управления координации занятости и соцпрограмм подчеркивает, что ни у кого сегодня нет цели разрушить коллектив. Ситуация выправляется, надо работать.

У прокуратуры свои планы. Есть намерение проверять детские дома, дома-интернаты регулярно. По одному в месяц.

Фото Николая СОЛОВЬЕВА