Рубрики газеты
Форум
Серый волк
Школьное образование
Если это не фейковый вброс про отсутствие учебников через почти месяц после начала учебного года, то это интересная новость. Особенно учитывая, что вторая школа так близко к городскому акунаматату,...
22.09.18 12:53
elektron
Что так сердце растревожено...
А можно и просто давление померить. Может даже не корвалол или ещё чего нужно. Достаточно понизить давление, до нормы и усё ;-) [Исправлено: elektron, 22.09.2018 - 07:44]
22.09.18 12:42
211
Что так сердце растревожено...
kbkz1980: А зачем тебе он ? Суточный маниторинг АД делают в опред.случаях. За исследование 20 тыс. Источник:www.ng.kz Мне чтоб самому. Делали бесплатно, вот и терпел. Ну и знать, буду, но...
22.09.18 12:41
211
Очень длинная очередь на границе
Тут все просто, Россия опять нашла яд у нашего производителя сметаны или нашла Украинские товары в каком то грузовике, едущим в Казахстан, и теперь там все заблокировали..
22.09.18 12:40
elektron
Сколько дней нужно работать казахстанцу, чтобы купить iPhone Xs
Vital: Айфон это одно, для работы , для общения. А отдых это другое . Две разные темы)))Источник:www.ng.kz Ну да понты наше всё! ;-) Чем Samsung, LG, Huawei не устраивает и прочие... :-P
22.09.18 12:36
Перейти в форум »
 
 
Быстрее не бывает
 
 

Движение «на ощупь» продолжается

Евгений ШИБАРШИН

Насколько продуктивны опросы Нацбанка о воспринимаемой инфляции

Недавно Нацбанк РК распространил информацию об итогах очередного ежемесячного опроса по воспринимаемой (за прошлый период) и ожидаемой (на будущий период) инфляции. Оказалось, увеличилось число опрошенных, которые считают, что цены в феврале в сравнении с январем не выросли, а если выросли, то «умеренно». В то же время уменьшилась доля респондентов, считающих, что цены в феврале «значительно выросли». Такая же тенденция зафиксирована и по ожиданию роста цен в следующем месяце. Означает ли это, что процесс удорожания товаров и услуг замедлился не только в восприятии населения, но и в реальности? Или в опросах зафиксировано лишь временное притормаживание инфляции?

Местные власти пытаются бороться с инфляцией организацией ярмарок, где продаются продукты по более низким ценам / Фото Николая СОЛОВЬЕВА

Пропагандистский трюк?

Председатель Национального банка РК Данияр АКИШЕВ на заседании правительства 15 марта сообщил, что годовая инфляция за первые два месяца 2018 года замедлилась с 7,1% в декабре 2017-го до 6,5% в феврале.

Ранее, выступая перед журналистами, глава Нацбанка заявил, что снижение инфляции более быстрыми темпами с начала 2018 г. ожидалось.

 - Понижательная динамика цен была вызвана прежде всего ростом предложения товаров на внутреннем рынке, - дословно сказал Акишев. - Напомню, что в прошлом году на ряде товарных рынков мы испытали ограничение предложения, в частности, на рынке плодоовощной продукции, горюче-смазочных материалов. Удорожание товаров на отдельных рынках (как результат корректировки в ответ на шоки на рынке энергоносителей) оказалось несущественным и краткосрочным. Ситуация к настоящему времени восстановилась, шоки предложения практически исчерпали себя.

Сдерживает рост потребительских цен в феврале, по оценке председателя Нацбанка, и продолжающаяся тенденция снижения покупательского спроса, а также низкая инфляция в странах, откуда Казахстан импортирует товары на свой внутренний рынок. По его прогнозам, в 2018 году характер инфляционных рисков изменится. Если в прошлом году была опасность выхода инфляции за пределы 8%, то теперь ситуация на товарных рынках складывается такая, что этот показатель по итогам года может оказаться менее 5%. Правда, ожидаемое восстановление доходов населения, по мнению Акишева, обеспечит достижение в 2018 году нового инфляционного коридора 4-6%. В 2017 году он был в пределах 6-8%.

 

Рисунок Алексея МАЦАРИНА

Под «восстановлением доходов населения» председатель Нацбанка, очевидно, имеет в виду в том числе и повышение размера базовой пенсии, запланированное с 1 июля 2018 года. Эта акция затрагивает интересы более 2 млн казахстанцев. Сразу же после принятия такого решения вице-министр труда и социальной защиты населения Светлана ЖАКУПОВА сообщила, что на увеличение базовых пенсий из бюджета выделят более 128 млрд тенге. Очевидно, речь шла о сумме на весь 2018 год. Насколько эти деньги «восстановят доходы» пенсионеров, утраченные ими в годы, когда существовала угроза роста инфляции «за пределы 8%», пока неясно. Но опыт подсказывает, что запланированный на 1 июля мощный вброс наличности на потребительский рынок (каждый месяц более 20 млрд тенге) может привести к значительному удорожанию товаров и услуг.

Подтвердятся ли эти опасения, время покажет. Пока же они рождают скептическое отношение к итогам упомянутого опроса. То, что количество оптимистов в отношении «умеренного» роста цен в ближайшее время возросло, некоторые эксперты называют лишь пропагандистским трюком Нацбанка. Так ли это на самом деле, мы решили оценить, изучив более глубоко основные материалы опроса.

Ощущения зависят от доходов

Понятно, что любая форма социологических исследований не рассчитана на то, что может дать стопроцентно точный ответ на все вопросы по изучаемой проблеме. И в нашем случае рассматривалось лишь восприятие инфляции населением. Причем только по одному (хотя и очень важному) параметру - по оценке динамики цен, возникающей по ощущениям. По сути, государственная структура - Нацбанк - тратит бюджетные деньги для того, чтобы получить ответ только на один вопрос: какие чувства вызывают у налогоплательщиков действия органов государственного управления.

Курс тенге за последние месяцы относительно стабилизировался  / Фото Николая СОЛОВЬЕВА

Нужно отдать должное руководству Нацбанка - основные материалы опросов регулярно публикуются на ведомственном сайте. Это дает возможность изучить их под критическим углом зрения и реально оценить их полезность.

Опросы по заказу Нацбанка ежемесячно проводит компания «ГКФ Казахстан». По телефону опрашивается 1 500 респондентов в возрасте 18 лет и старше, живущих в городах республиканского и областного уровней с населением более 250 000 человек. Их профессиональная принадлежность и возрастная структура не сообщаются. В методике есть лишь ссылка на репрезентативное представительство опрашиваемых.

Зато очень любопытные сведения опубликованы по доходам респондентов. Например, в сводной таблице на вопрос о том, удалось ли им увеличить свои сбережения за последние 12 месяцев, более 40% начиная с мая 2017 года отвечали утвердительно. До мая положительно на этот вопрос отвечали не более 37%. Доля тех, кто сказал, что их накопления «усохли», в течение 2016-2017 гг. колебалась от 14 до 26%.

Не создает ли разная динамика доходов у опрашиваемых людей разброса при восприятии одинаковых ценовых процессов? Ведь даже официально уже признано, что доходы населения в последние годы уменьшались. Учитывается ли этот фактор в структуре состава респондентов? Прямого ответа на эти вопросы в методике нет. Зато в итогах опроса зафиксировано, что начиная с декабря 2016 года более 20% считали сегодняшнее время хорошим, чтобы делать сбережения (в июле 2017 года этот показатель вырос даже до 29,5%), и доля тех, кто этот период для сбережений называл «ни хорошим ни плохим», колебалась в пределах 40%.

 Были ли у этих людей излишки в доходах, чтобы отложить их в «чулок», сказать сложно. Но их ощущения роста цен наверняка отличались от восприятия тех, кто считал это время плохим для сбережений. У них была разная ориентация на группы потребительских товаров. Те, у кого сбережения увеличивались, наверняка больше склонны оценивать динамику цен непродовольственных товаров, кто живет победнее, чаще обращает внимание на стоимость продовольствия.

Для последних как раз, по официальным данным, индекс цен по продуктам питания, которые они чаще употребляют, к концу 2017 года оказался на 5,5% меньше, чем в 2016-м (104,9% против 110,4% в 2016-м). Для 10% населения с наибольшими доходами этот показатель по продуктам питания, которые они чаще употребляют, ниже лишь 0,2%. Выходит, что для этой группы цены на продукты питания почти не менялись. Чего не скажешь о ценах на непродовольственные товары, которые в силу дороговизны чаще покупают люди с финансовым достатком.

Как учесть эти факторы в оценке восприятия инфляции? В методике данного опроса применяется сложная формула, призванная учитывать разброс мнений такого рода, но сомнения по поводу достаточной репрезентативности отобранных людей для опроса эффективность ее применения подрывают.

Мнения и реалии совпадают, но редко

Но в том-то и дело, что инструмента для опровержения данных, полученных в ходе опроса, к сожалению, нет. Для этого нужно проводить аналогичную акцию, но по другой методике. Мы решили попробовать способы попроще: сопоставили помесячные результаты с динамикой розничных цен на внутреннем рынке Казахстана, официально зафиксированном Комитетом по статистике. Оказалось, что в течение всего 2017 года индекс розничных цен относительно декабря 2016 года, взятый в качестве усредненной величины, фиксировал по итогам каждого месяца примерно одинаковый темп удорожания товаров. Кроме скачка в сентябре. Что интересно, если этот график помесячно сопоставить с результатами опроса восприятия инфляции, то динамика этих линий совпадает очень редко. Но те респонденты, которые изменения цен оценивают как «очень сильные», реальный сентябрьский скачок зафиксировали в октябре.

Что касается января и февраля 2018 года, то действительно - темпы реального роста индекса розничных цен относительно декабря 2017 года оказались меньшими, и это заметили опрошенные, которые употребляют в своих оценках слова «очень сильно». Они и прогнозы на март сделали более оптимистичными. Для «умеренных» изменения в ценах остались почти незамеченными, предположения на март они строят более осторожные.

Чтобы хоть как-то сопоставить республиканскую статистику с костанайскими реалиями, я попросил прокомментировать итоги опроса руководителя одного из местных супермаркетов. На условиях анонимности он сказал, что по его наблюдениям в последнее время на рынке потребительских товаров действительно наступила некоторая ценовая стабильность. Правда, реально это ощущается на товарах повседневного спроса.

В супермаркетах уверяют, что цены на их товар определяют производители / Фото Николая СОЛОВЬЕВА

- С начала 2018 года в Костанае повысили тарифы на тепловую энергию, наши расходы увеличились, но цены на товары мы решили не поднимать, - сказал собеседник. - До лета осталось немного времени, мы сможем выдержать, а дальше будем смотреть. На увеличение торговой надбавки ради получения дополнительной прибыли мы никогда не шли. Держим ее в тех пределах, которые позволяют нам существовать экономически. Цены у нас в основном зависят от производителей. Они же позволяют нам делать какие-то скидки.

Оценивать прогнозы председателя Нацбанка по поводу уровня инфляции до конца 2018-го и в 2019 году предприниматель не стал. Он считает, что инфляция зависит от слишком многих факторов, на которые зачастую даже правительство не может повлиять.

Рисунок Алексея МАЦАРИНА

Теоретически уровень инфляции отражает, в каком состоянии находится соотношение объема денег в обращении и товарной массы на внутреннем рынке, этот показатель напрямую зависит от операций с наличностью и косвенно от состояния экономики. Что тут зависит от правительства и финансового регулятора, каковым является Нацбанк. Эта тема для отдельного разговора. Пока же можно назвать еще один фактор, влияющий на скачки цен, - инфляционные ожидания. Польза от опросов, на которые Нацбанк тратит народные деньги, похоже, только в одном - они фиксируют уровень инфляционных ожиданий. Означает ли это, что данные опроса можно брать для прогнозирования инфляции? Сомневаюсь. Мы убедились, что даже месячные оценки участников опроса отличаются от реального движения цен. Выходит, что и дальше бизнес и отдельные граждане так и будут передвигаться в мире денег на ощупь. И тут уж кому-то повезет, а кому-то не очень.

Насколько инфляция в Казахстане управляема правительством?

Петр СВОИК, финансовый аналитик (Алматы):

- Чтобы этим заниматься осмысленно, правительство должно сделать расклад инфляции по факторам. Сколько приходится на монетарную составляющую и производственные издержки, какую часть занимает коррупционная составляющая, а она не маленькая. В Казахстане никто такого расклада не делал. Причем не случайно. Правительство многие годы занимается регулированием такого фактора, как тарифы. У них даже разработана методология, с помощью которой определяется удельный вклад областей в республиканскую инфляцию. По ней рассчитывают коэффициент, с учетом которого только и можно тарифы повышать. Плюс регулируются цены на социально значимые продукты. В остальном все определяет рынок. Но нужно понимать, что в нашей модели экономики инфляция есть обязательное условие роста. Наша модель ориентирована на вывоз природных ресурсов и, соответственно, инвестируются те отрасли, которые с этим связаны напрямую. Основой кредитного потенциала тенге является доллар, и Национальный банк делает эмиссионную тенге только через его обмен на доллар. То есть тенге - это продолжение доллара. Если платежный баланс избыточен, то и тенговая масса избыточна. Гражданам этот избыток не достается, но переполнение экономики деньгами через экспортеров происходит. Когда все хорошо, цены на сырье растут, добыча увеличивается, монетарная составляющая, по моим оценкам, самая большая. Хотя официально никто это не считал. Когда экономика «на вывоз» растет, инфляция - обязательное ее условие. То, что высокая базовая ставка Нацбанка считается борьбой с инфляцией, фактически является открытием внешнего финансирования и блокированием внутреннего кредитования. В таких условиях инфляция обычно растет. То, что у нас в последние два года относительно низкая инфляция, говорит лишь об отсутствии экономического роста. Ждут люди  роста цен или не ждут - это все психология. Все понимают, что правительство может месяц, два, три и более удерживать курс тенге, но через какое-то время вдруг объявляется девальвация. Нам говорят: нужно поддерживать шахтеров или еще кого-то, кто работает на экспорт. Все эти опросы о восприятии инфляции - лишь игрушки.

Сансызбай ЖИЕНТАЕВ, председатель научно-технического совета КГУ, доктор экономических наук:

- Если речь идет о каких-то инструментах правового характера, то правительство, конечно, не может регулировать инфляцию. Это явление в экономике имеет объективный характер. Инфляция может снижаться или находиться в каком-то узком коридоре, если реальный сектор экономики производит готовую к потреблению продукцию. Нельзя, например, сказать, что в Казахстане не производятся товары длительного потребления. Но многие из них не выдерживают конкуренции с импортной продукцией. А если это импорт, то и формирование цены во многом зависит от ситуации в экономике других стран. У нас даже в официальной оценке инфляции не обходится без манипуляции цифрами. Если уж мы богаты природными ресурсами, то нужно из собственного сырья делать продукцию, готовую к конечному потреблению. А пока у нас даже шкуры КРС дешево продаются за рубеж, а назад покупаем готовую продукцию в десять раз дороже. Отсюда - инфляция.

Андрей КОВАЛЬ, начальник управления науки и послевузовского образования КГУ, кандидат экономических наук:

- Сегодня на инфляцию пытаются воздействовать через снижение базовой ставки Нацбанка, которая призвана сделать более доступными кредиты для банков второго уровня, далее - для  заемщиков. Но тут заметного успеха пока не наблюдается. На курс валют существенно влияет такой внешний фактор, как цена на нефть, но правительство воздействовать на него не может. Что касается цен на продукты питания, то что-то дорожает, что-то дешевеет. Не последнюю роль в удешевлении играют ярмарки, однако существенную роль на цены в магазинах они не оказывают. На мой взгляд, определяющую роль на инфляцию в Казахстане играют внешние факторы. Как экономические, так и политические. Причем в последнее время влияние политики возросло.


  • Рейтинг: 5.00
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Рейтинг: 5.00 (голосов 4)


Рейтинг статей
Версия для печати
Отправить по почте
Перейти к последним новостям



Материалы номера

Комментарии к статье
Вы не можете отправить комментарий анонимно,
пожалуйста зарегистрируйтесь.



Авторизация

Реклама
  
 

"Нужные деньги"
 
Номер КИВИ-кошелька: 87022672972
 
Номер карты Kaspi-gold: 5169 4931 6818 4102
 
Сейчас на сайте
Гостей: 103
Пользователей: 1
Всего: 104

Вы гость здесь
^ Наверх