Наша Газета

«Собака лютый индрик-зверь»
Дата: 29.04.20

После находки останков необычного животного в мировую науку вошел термин «тургайская фауна». Но в нашем музее, к сожалению, нет даже фрагментов его скелета.

Как торгайская степь прославилась благодаря находке московских палеонтологов

После находки останков необычного животного в мировую науку вошел термин «тургайская фауна». Но в нашем музее, к сожалению, нет даже фрагментов его скелета.

 Даже косточки не досталось

Было это в далеких 30-х годах XX века. Тогда в столице молодого советского государства начал работу Палеозоологический институт, который теперь называется Палеонтологический институт имени А. А. Борисяка. Алексей Алексеевич Борисяк был основателем института и руководил им до самой своей кончины в 1944 году. Имея превосходное геологическое образование, он прослушал курс зоологии, чтобы заниматься изучением животного мира былых эпох. Сам академик Борисяк после тяжелой болезни перестал выезжать в экспедиции задолго до основания института. Но, занимаясь камеральной обработкой материалов, добытых в экспедициях, тоже мог вписывать свои главы в историю науки.

Скелет индрикотерия, принадлежащий Палеонтологическому институту им. Борисяка, найден в Казахстане / Фото yandex.net

В 1916 году Борисяк изучал найденный близ Аральского моря скелет невиданного существа. Алексей Алексеевич, пораженный размерами этого животного, назвал его «индрикотерием» - в честь мифического зверя индрика из древних славянских легенд.

Уже когда Борисяк руководил палеонтологическим институтом, он строил экспедиционные маршруты так, чтобы получить как можно больше материала для исследований. Останки древних животных привозились в Москву из разных уголков Советского Союза, в том числе и Казахстана. Не осталась без внимания палеонтологов и тургайская степь. Заезжала экспедиция через Кустанай, хотя основные находки были сделаны чуть дальше современной южной границы нашей области. Борисяк еще до революции из рассказов землемеров узнал, что, по словам местных жителей, в давние времена здесь батыры бились с великанами, кости великанов так и остались лежать в степи. За ними и поехала экспедиция.

На картинах Зденека Буриана индрикотерии выглядят весьма эпично

Именно при изучении добытых здесь окаменелостей академик Борисяк сделал одно из самых важных своих открытий - особенный фаунистический комплекс (по сути, уравновешенный «набор» животных), характерный для олигоцена - раннего миоцена. Это кусок времени от 35 до 20 миллионов лет назад. И самыми примечательными животными тогда были индрикотерии.

Сейчас находками останков индрикотериев ученый мир уже не удивить, но тургайские косточки занимают достойное место в мировой палеонтологии. Из тургайской степи тогда, в 30-х, прибыли кости и других животных, которые вместе с индрикотерием составляли единый комплекс, ныне носящий название «тургайская фауна». Это название прочно вошло в палеонтологическую науку, благодаря чему Тургай стал известен в научном мире.

Правда, когда у нас поменяли «у» на «о» и стали писать и говорить Торгай, в самом научном термине ничего не изменилось, фауна так и осталась «тургайской». А поскольку знаковым животным тургайской фауны стал именно индрикотерий, то есть и второе название - «индрикотериевая фауна».

Кроме индрикотериев, в комплекс входили и другие звери, поражающие воображение: халикотерии, болотные носороги, тапироиды, борисякии (названы в честь первооткрывателя). Кроме этих крупных и фантастически выглядящих животных, были куда менее впечатляющие - вроде землероек и ежей, тоже древних.

К великому сожалению, хоть и заезжала экспедиция авторитетных московских палеонтологов в тургайские степи через Кустанай и сотрудничала с работниками нашего музея, но нам не досталась ни одна косточка от тех индрикотериев. Понятно, что вся экспедиция была организована столичным институтом палеонтологии. Кустанайский музей переживал тогда далеко не лучшие времена. Да и не было у нас палеонтологов, чтобы работать с таким материалом. И все же обидно, что нет в экспозиции областного историко-краеведческого музея хоть пальчика индрикотериев.

 Это выставленный в нашем музее фрагмент черепа шерстистого носорога, близкого родственника индрикотерия/ Фото Елены ПИКЕЛЬНОЙ

- После той экспедиции наш музей получил подарок, - рассказывает научный сотрудник музея Андрей АНДРЮЩЕНКО. - Сам академик Борисяк якобы собственноручно изготовил гипсовые слепки одной из костей индрика и слепок с фрагмента челюсти и прислал позже в Кустанай. Но слепок кости хранится в фондах, поскольку смотрится, мягко говоря, неинтересно. Выглядит как нечто конусообразное, не более полуметра длиной, покрашенное краской цвета хаки. Слепок челюсти находится в экспозиции, но тоже не вызывает особого интереса у посетителей.

Жаль, что мы не можем увидеть хоть одну настоящую окаменелость, дающую представление о том, каковы же были эти индрикотерии, бродившие и по нашим краям.

 Жирафоподобный носорог

Индрикотерии обитали 35-20 миллионов лет назад. За всю историю фауны нашей планеты они были самыми крупными наземными млекопитающими. В высоту достигали 5, а в длину - 8 м. Только представьте себе махину, которой современный носорог по колено. Если бы сейчас индрикотерии ходили по равнинам Казахстана, джипы свободно бы проезжали под брюхом у этих гигантов.

Человек совсем мелок рядом с индрикотерием / Фото sitekid.ru

Вообразите себе носорога на длинных колоннообразных ногах, с длиннющей, как у жирафа, шеей, которая держит крупную голову без рогов. Туловище мощное, с толстенной кожей. Немного нелепо и в то же время эпично выглядит, правда? Собственно, индрикотерий и был безрогим носорогом, питавшимся, судя по длинной шее, как и современные жирафы, объедая листву на высоких деревьях.

Мифический  индрик, «отец всех зверей», в честь которого назвали этого зверя, представлялся древним славянам очень грозным и опасным. Так о нем говорится в одной из былин уральских казаков: «Вот он какой, собака лютый индрик-зверь! Сунься-ка на него - ожтесся, зуб скусишь. Побить такого зверя, касатик, не мутовку облизать». Непонятно, насколько страшно облизать некую мутовку, но понятно, что индрика победить практически невозможно. Вероятно, в старые времена людям попадались на глаза огромные останки непонятных существ, вот и рождались такие мифы. А сам же индрикотерий, может, не был очень уж грозен и представлял опасность только в силу своих габаритов. Такой наступит, раздавит в лепешку и не заметит не со зла…

Можно лишь предполагать, что, поскольку индрикотерии были родственниками носорогов, и нрав у них был схожий. А носорог, хоть и грозное животное, но - парадокс! - поддается приручению за один день.

Технология простая и давно отработанная, правда, годится только для спортивных приручателей. Надо зайти в загон к носорогу с морковкой в руке. Носороги морковку обожают, это для них лакомство. Носорог подслеповат, но очень хорошо чует запахи. Учуяв чужака в загоне, зверюга непременно ринется на него со всей скоростью. Скорость у носорога приличная, а вот с маневренностью плоховато. И если у человека хватит выдержки, надо стоять на месте, пока носорог совсем близко не подбежит, и в последний момент отпрыгнуть или отбежать в сторону. «Живой танк» промчится мимо. И так несколько раз. Когда носорог выдохнется после безрезультатных пробежек, надо подойти и вручить ему морковку. Теперь он не прочь подружиться. Фотографии известного зоолога Бернгардта Гржимека с носорогами, нежно кладущими головы ему на плечи, подтверждают, что даже с ними можно договориться.

Если бы можно было попробовать такую технологию с индрикотерием! Но уже примерно 20 миллионов лет тяжелая поступь их не сотрясает просторы Евразии. Хотя, возможно, что на территории нашей области кому-нибудь посчастливится найти останки удивительного существа, прославившего Торгай на весь мир, и наш музей обретет столь желанный экспонат.


На посошок


Эта статья взята с сайта:
https://www.ng.kz

URL этой статьи:
https://www.ng.kz/modules/newspaper/article.php?numberid=720&storyid=26051