Наша Газета

Дело есть, но ему там не место?
Дата: 07.08.19

По заявлению истца, «занятие сельскохозяйственным производством… на расстоянии менее 300 метров» от его домовладения «создает угрозу жизни, здоровью физических лиц». В этих двух строчках - суть затяжного конфликта, разрешение которого имеет значение не только для одного поселка, ведь развитие животноводства государством объявлено долгосрочным приоритетом в сфере сельского хозяйства.

Карабалыкский суд запретил индивидуальным предпринимателям из Гурьяновки разводить скот

По заявлению истца, «занятие сельскохозяйственным производством… на расстоянии менее 300 метров» от его домовладения «создает угрозу жизни, здоровью физических лиц». В этих двух строчках - суть затяжного конфликта, разрешение которого имеет значение не только для одного поселка, ведь развитие животноводства государством объявлено долгосрочным приоритетом в сфере сельского хозяйства.

Так располагаются животноводческие помещения ИП и крайние дома Гурьяновки

 Государство поддерживает  

В Гурьяновке до суда дошли соседи, живущие на самом краю улицы Центральной. Несколько лет назад в деревню из райцентра перебрался Геннадий Ягодин, теперь уже бывший депутат районного маслихата и действующий предприниматель. Его бизнес базируется в Карабалыке. Рядом с его домом по адресу Центральная, 66 расположено жилье и подворье Натальи Суконниковой, следом - ее матери Нины Сулейменовой.

- Я разведением скота занимаюсь с 2014 года, Наталья - с 2016-го, она обучение прошла на курсах «Бастау бизнес». Мы кредитуемся. Чтобы участвовать в государственных программах, оформили ИП. Стали расширять хозяйство, получать субсидии, то есть государство нас поддерживает. Но теперь ситуация такая, что нас вынуждают свое дело бросить. А как жить, кредиты погашать, мы же не только животных купили, быка породистого, но и технику приобрели! В небольших селах, сами знаете, другой работы, кроме огорода да скота, нет, - рассказывала в редакции «НГ» Нина СУЛЕЙМЕНОВА.

Нина Сулейменова и Наталья Суконникова: «Наш скот мешает только одному человеку в селе»

Нынче хозяйство двух семей - это около 200 голов, включая телят. Пометка про молодняк важная - часть его по достижении сдаточных кондиций будет реализована. К зиме поголовье уменьшится.

Убрали, отодвинули...

Во дворе, который примыкает к владениям истца, выстроены сараи, рассчитанные, по словам хозяек скота, на 36 голов. Именно в них коров доят. Вручную.

- У нас есть доильные аппараты, мы ими пользовались, но сосед, Геннадий Викторович Ягодин, заявил, что его семье мешает шум. Дойку-то начинаем очень рано и вечером еще раз доим. Пришлось от аппаратов отказаться, - поясняет Наталья СУКОННИКОВА, показывая корреспондентам «НГ» хозяйство. - Отремонтировали и освободили от завалов мусора заброшенную со времен работы птицефабрики скважину, поставили рядом поилки для скота - сосед написал жалобу, мы поилки убрали. У нас сеновал большой, тоже по жалобе служба ЧС нас проверила. Оказалось, что сено на 1,5 метра ближе складировано, чем можно к жилью. То есть мы нарушили нормы. Нас предупредили, мы сено отодвинули. И сараи архитектура проверила. Нормальные сараи. И ветеринары были, когда мы ИП регистрировали. Нет у скота инфекций.

В сараях все выметено и вычищено. Запах, конечно, есть. Но роящихся мух, потоков навозной жижи, коровьих лепешек мы не увидели. Перед заседаниями суда Наталья позвала жителей улицы и сделала видео, как они в сараях ходят в шлепанцах.

Аким Кустанайского сельского округа Канапия НУРКЕШЕВ со своей стороны признал, что хозяйствуют Наталья с матерью чисто, так чисто, как это только возможно, когда держишь скот.

Тем не менее вопрос об утилизации навоза перед хозяйками животных власти ставили. Индивидуальные предприниматели заключили договор на его вывоз с одним из хозяйств, работающих в районе.

Все это не праздные вопросы. Именно антисанитария, запах, насекомые, угроза распространения инфекций, пожароопасность большого сеновала значатся в обосновании исковых требований Геннадия Ягодина.

Суд проиграли

- Когда мы купили быка ангуса, к нам приезжал из компании «Север-Агро Н» австралиец Брюс Крик, хотел лично осмотреть, в каких условиях будет жить дорогое животное. Сказал, что у нас условия «очень гуд», - вспоминает Наталья, - мы правда стараемся. И работаем все. У меня старший сын с 13 лет сено заготавливал. Младшему 8, он сейчас помогает скот пасти. Я сама, когда у нас на первых порах пастуха не было, седлала лошадь. Все ради того, чтобы подняться.  

Большая часть поголовья размещается в двух помещениях, которые расположены метрах в 50 от крайнего дома. В материалах суда говорится, что это бывшие зерносклады Комсомольской птицефабрики, и указано, что Сулейменова и Суконникова, используя их, нарушают целевое назначение земель, предназначенных для обслуживания зерноскладов. При этом один из доводов истца - опасения по поводу возможного нашествия грызунов, ведь для скота завозятся корма. То есть - и так плохо, и этак не устраивает.

- Хочу уточнить, что изначально в одном из этих помещений держали лошадей, которыми для перевозок пользовались на птицефабрике. В другом - быков-производителей. Это уж позже они стали зерноскладами, а поначалу использовались для содержания животных. И ничего, стояли в 50 метрах от крайнего дома. По советским меркам никому не мешали, - замечает Суконникова.

Суд в районе тем не менее они с матерью проиграли. К ним были применены нормы и требования как для производственного объекта, в соответствии с которыми животноводческие помещения должны располагаться не ближе 300 м от жилых домов. Ответчики же считают, что они продолжают иметь статус ЛПХ - личного подсобного хозяйства, предпринимательская деятельность и товарное производство - это не одно и то же, тем более что спор идет не о строящихся объектах: и сараи, и склады были возведены давно. Никому, кроме Ягодина, их животноводство не мешает. В суд к отзыву на исковое заявление они прикладывали письмо жителей Гурьяновки, подтверждающее это. Корреспонденты «НГ» тоже зашли к соседкам Сулейменовой. Те сказали, что претензий к ИП не имеют. 

Суд - очень конкретно - запретил обеим «заниматься сельскохозяйственным производством по программам «Разведение молочных пород скота» и «Развитие прочих пород КРС для получения мяса» в селе Гурьяновское по адресам Центральная, 62 и Центральная, 64/2 и в помещениях зерноскладов и иных животноводческих комплексов на расстоянии менее 300 м от домовладения Ягодина Г. В.»

Как сообщили «НГ» ответчики, решение районного суда от 17 июля они обжалуют.

Каждый стоит на своем

Мы встретились и с истцом. Геннадий Ягодин твердо придерживается своих, заявленных в суде, позиций.

Геннадий Ягодин считает; заниматься скотом соседи должны за 300 м от его дома

- В Гурьяновке - дом, в котором я родился. У меня действительно есть жилье в Карабалыке, а этот дом мы с женой хотели использовать вроде того, как дачный у горожан. Цветы, огород, чтобы  внуки приезжали подышать, отдохнуть. Но сегодня там нормально находиться невозможно, - пояснил он. - Да, я не хочу жить почти что в коровнике. Люди занимаются предпринимательством, но их деятельность не должна нарушать прав других граждан, экологических норм. Возможен ли компромисс? Пусть все делают по закону. Отодвигают животноводческие помещения на положенное расстояние, строят навозохранилище. Вот вы с их слов говорите, что они договор заключили на вывоз навоза. Но директор ТОО на суде показывал, что с мая так ни разу и не забирал навоз. Жители Гурьяновки разбирают? Не смешите, у них свой девать некуда.          

С тем же вопросом - о выходе из ситуации - мы обратились к акиму сельского округа. Несмотря на изрядный опыт, Канапия Нуркешев признал, что проблема трудноразрешимая, недаром дело дошло до суда. Ягодина, дескать, понять можно, хотя он и приехал в поселок уже после того, как люди занялись разведением скота.

- С выпасами у нас проблемы нет. И сейчас коровы и телята этих ИП пасутся на землях сельского округа. Другое дело, где содержать скот. Место, куда передвигать животноводческие помещения, в принципе, найти можно, - сказал «НГ» аким округа, - но это означает строительство, большие финансовые вложения, которые ИП, скорее всего, не осилят. Они ведь, кстати, те помещения, где сейчас держат скот, сохранили, ремонтировали, материальные затраты на содержание несли несколько лет. Другие-то подобные уже развалились... На удаленных базах еще сторожа придется оплачивать. То же самое по навозохранилищу, его обустройство потребует денег немалых.

На стороне ИП с самого начала выступает аким Карабалыкского района Нуржан УТЕГЕНОВ, который придерживается той позиции, что в селах народ надо удерживать, поощряя любую возможность сельчан обеспечивать себя, зарабатывать. И в малых деревнях, аулах по традиции люди держали скот, причем помногу, на подворьях. Что касается ситуации в Гурьяновке, то один из вариантов ее разрешения - предоставить ИП на выпасной период участок для отгонного содержания скота.

Проблема с расширением ЛПХ - не локальная. При обилии госпрограмм, поддерживающих укрупнение домохозяйств, она только обостряется. Одни сельчане хотят дышать чистым «дачным» воздухом, другие готовы нюхать навоз, но зарабатывать на хлеб с маслом. Уполномоченные органы, исполнительная власть, как правило, разрешать конфликты между ними предоставляют суду.

Фото Николая СОЛОВЬЕВА       


Наш бизнес


Эта статья взята с сайта:
https://www.ng.kz

URL этой статьи:
https://www.ng.kz/modules/newspaper/article.php?numberid=681&storyid=25462