Наша Газета

«Если нужно будет, заберу кулаками»
Дата: 20.02.19

28-летний заслуженный мастер спорта РК по боксу Иван ДЫЧКО приехал из США в Костанай. Корреспондент «НГ» воспользовался этим, чтобы встретиться с двукратным бронзовым призером Олимпийских игр (Лондон, 2012, Рио-де-Жанейро, 2016), ныне действующим профессиональным боксером и задать ему вопросы, интересующие многих любителей бокса и спорта в целом.

Самый титулованный боксер Костанайской области - о Кличко, Холифилде и своей карьере

28-летний заслуженный мастер спорта РК по боксу Иван ДЫЧКО приехал из США в Костанай. Корреспондент «НГ» воспользовался этим, чтобы встретиться с двукратным бронзовым призером Олимпийских игр (Лондон, 2012, Рио-де-Жанейро, 2016), ныне действующим профессиональным боксером и задать ему вопросы, интересующие многих любителей бокса и спорта в целом.

Иван Дычко: «Я просто хочу забрать все» / Фото Николая СОЛОВЬЕВА

 Путь к олимпу

- Когда ты пришел в любительский бокс впервые?

- Давно уже было... Это был апрель 2006 года. Мои друзья, с которыми я часто пропадал во дворе, начали ходить в спортзал. Первое время я воздерживался от этого, но позже решил сходить за компанию. На тот момент мне уже было почти 16 лет, а для бокса это поздновато. Однако у меня был плюс - когда мне было 10 лет, я захаживал к своим старшим братьям в спортзал, они тоже занимались боксом. Поэтому представление о тренировках уже имел.

 - Когда ощутил вкус первой значимой для тебя победы?

- 2007 год, чемпионат Казахстана в Астане, тогда я стал чемпионом среди юниоров и выполнил норматив кандидата в мастера спорта. А в 2009 году стал чемпионом РК среди взрослых в Костанае.

 - Когда ты понял, что бокс - это твоя жизнь?

- Да как-то получилось, что сразу заболел боксом. Хотя первые полтора года меня вообще в зале постоянно били в парах. Были ребята мощнее, быстрее, лучше меня. Но соревновательный дух во мне есть, хотел стать лучше их, а дальше - и лучше всех. Я начал отдаваться тренировкам, и у меня стало получаться. Поэтому остался.

 - Тот бой с Магомедрасулом Меджидовым на чемпионате мира в Алматы, в котором ты уверенно лидировал, а затем упал в нокаут, это было с тобой впервые? Там присутствовал президент РК Нурсултан Назарбаев. Что ты чувствовал в тот момент?

- Да, тогда я впервые в жизни упал в нокаут. Я собрался спустя 15 минут. Меня не тревожил этот пропущенный удар - это бокс, и ничего ты с этим не сделаешь. Когда сталкиваются два больших парня, создается тотальная обстановка. Меня больше удивляла реакция моего окружения - многие смотрели на меня с сожалением, с грустью и сочувствием. Как будто жизнь меня швырнула так, что... Я так не считал. После боя мы вместе с Меджидовым сидели на допинг-контроле, не разговаривали, просто пожали руки. Спустя час после боя я был в гостинице, спустя 2 часа ужинал в кафе со своими друзьями. Я их попросил «Не грузите меня этой ерундой, давайте повеселимся!»

 - На Олимпийских играх в Лондоне ты в полуфинале встретился с Энтони Джошуа, он тогда стал чемпионом, а сейчас является действующим чемпионом мира среди профессионалов. В том бою ты уступил всего 2 балла. Что чувствовал тогда?

- Я боксировал тогда неуверенно. Хотя у нас есть много диванных аналитиков, но все причины моих проигрышей знаю только я, даже не мой тренер.

Иван Дычко и Энтони Джошуа на Олимпийских играх в Лондоне, 2012 год / Фото из личного архива

 - Почему ты считаешь, что тренер не знает о причинах твоих поражений?

- К сожалению, тенденция и менталитет наших тренеров заточены под то, что они знают все и вся. И не нужны им советы и мнение пацана. Такое мое мнение сложилось лишь после того, как я немного мир повидал.

 - На Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро ты встретился с Меджидовым вновь. Как думаешь, вас намеренно свели в первом бою?

- Если я скажу, что намеренно, то напрашивается вопрос - а кому это надо? Я не знаю, могу лишь поразмышлять об этом. В бою я попал ему обшивкой перчатки в глаз, его сняли с боя из-за внутреннего кровотечения в глазу. Он протестовал, не хотел сниматься, но, честно сказать, глаз был травмирован. Он начал плохо видеть. После боя он подошел ко мне сказал: «Давай, удачи тебе, Иван! Ты меня убрал, видишь, как вышло. Поэтому ты дерзай дальше!»

Иван Дычко на Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро, 2016 год / Фото из личного архива

 - Хотел бы поехать на третью Олимпиаду?

- Нет. Я уже после Олимпиады в Рио был истощен физически и психологически. Можно сказать, я отдал все на тот момент. Любительский бокс, сборы - это казарменное положение. Порой ты занимаешься ненужными вещами. К примеру, выслушиваешь непонятные наставления, когда начинают учить тебя жизни. Зачем это? Дисциплинарные взыскания... Ведь ты нужен как боксер, и важны твои спортивные качества. Непонятные, никому не нужные построения, собрания, где что-то рассказывают, ругают, какие-то спортивные новости сообщают вместо того, чтобы тренироваться. Чемпионы рождаются, занимаясь своим делом. Бокс - это индивидуальное ремесло.

 - На третьей Олимпиаде, как думаешь, был бы результат?

- Если взять меня сейчас, уже с опытом в профи... После того как я поездил и посмотрел, как живут и тренируются другие люди в Америке, я сумел перепрограммировать себя. С моим сегодняшним запалом и отношением я бы смог сделать это.

 - Когда ты окончил свою любительскую карьеру в боксе?

- В декабре 2016 года. Но увольняться и уходить из сборной уже начал в 2017-м. А свои отношения с командой Astana Arlans закончил в 2015-м.

 Американская мечта

- Глядя на достижения Джошуа в профессиональном боксе, который ушел в профессионалы после первой Олимпиады, ты не жалеешь, что не ушел в профессионалы сразу после Лондона?

- Жалею. Я, конечно, не знаю, как бы все сложилось. Но мне нужно было уходить еще в 2013 году, у меня была такая возможность. Мне предлагали контракт в Канаде. Сейчас я сделал свой первый шаг в профессиональном боксе, но мог сделать его 5 лет назад.

Фото из личного архива

 - Кому Иван Дычко обязан как боксер за то, кем он стал, какому тренеру?

- Это тяжелый для меня вопрос. Но я скажу так - спустя какое-то время после того, как я завязал с любительской карьерой, пожил в Америке, я не считаю нужным говорить, что Иван Дычко обязан кому-то, за то, кто он есть. Иван Дычко - это Иван Дычко, даже если он был каким-то другим парнем, не связанным с боксом, не важно. Что касается тренера, то всю жизнь, от начала и до конца моей любительской карьеры, со мной был Владимир Иванович Шайрер. Это тот человек, который меня обучил всем моим приемам и навыкам. Он был со мной как батя, можно так сказать. Он классный мужик и тренер. Мы были очень близки, жили и в плохих условиях, и в хороших. Макароны делили на двоих и так далее. Еще определенный момент времени со мной был Сапабек Мурзагалиевич Мукушев, но он все-таки был главным тренером области. Нельзя сказать, что он прямо рабочий, он больше тренер-организатор. А я отдаю предпочтение рабочим моментам, потому как именно в рабочие моменты вместе переживается как хорошее, так и плохое. Само понятие «рабочий тренер» означает: я проснулся - он проснулся, я работаю - он рядом, я под дождем - он под дождем, тепло или холодно, всегда рядом.

 - Были моменты, когда ты хотел все бросить и завязать с боксом окончательно?

- Бросить бокс? Нет, никогда. Были моменты, когда я хотел сказать: «Да идите вы все, а я пошел в профи!» Из сборной хотел уйти, но мое чувство ответственности, которую на меня возложили, не давало мне это сделать.

 - С каким промоушеном у тебя контракт на данный момент?

- Сейчас я состою на контракте с The Heavyweight Factory, переводится как «Фабрика тяжеловесов». Руководит им Крис Лоренс Лоуренс. Заключил контракт с ними на 5 лет. В числе их боксеров был знаменитый Шенон Бригс, но они расторгли с ним контракт, поскольку у него были проблемы с допингом. Когда его привели к титульному бою, он оказался чем-то нашпигованный.

 - Сейчас твой рекорд в профи - 7:0, в том числе 7 поединков ты выиграл нокаутами. Согласен ли ты, что это были соперники проходные и далеко не твоего уровня?

- Да, так оно и есть, конечно. Набивка рекорда в начале карьеры - это нормально.

Иван Дычко одержал победу над колумбийским боксером Сельсо Пинсоном в четвертом бою на профессиональном ринге в Майями в декабре 2017 г. / Фото из личного архива

 - Сколько денег ты максимально получал за один бой?

- $10 000. Но сумма растет в зависимости от уровня боя и от позиции спортсмена в рейтинге. Сумма выплачивается одинаковая, вне зависимости от исхода боя - победа или поражение.

 - Ожидается ли чемпионский бой в ближайшем будущем?

- Я от него пока открещиваюсь, некуда мне гнаться. Потому что нужно набить рекорд, популярность. И поставить свое место в бизнесе, а профессиональный бокс - это бизнес. Я не хочу выходить на чемпионский бой никому неизвестным за те же  $10 000. Если это будет пояс, мне нужно как минимум раз в 10 больше. Взять интернациональный пояс не составит труда, приехать сюда с поясом и людям покажется, что это - вау, в Костанай приехал парень с поясом. Но для меня такие пояса - бутафория. Мне нужно, чтобы чемпион был чемпионом.

 - В будущем хотел был встретиться с Александром Усиком, если он перейдет в этот вес?

- Спустя какое-то время и период подготовки - да.

 - Есть желание оспорить титул Энтони Джошуа?

- Соответственно, да. Когда придет мое время, через года 2,5-3, я смогу разогнаться и конкурировать с чемпионами за пояса. После 1,5 лет карьеры в профи приходит осознание. Когда приезжают спортсмены из СНГ в США, они не знают себе цену. Я посмотрел на это все и сказал, что хочу поднять планку, улучшить уровень и условия. Сейчас все немного застопорилось, я сражаюсь со своим промоутером -  он всего лишь работодатель, чтобы моя карьера была плодотворнее. Мой американский юрист улаживает эти вопросы, именно поэтому я сейчас какое-то время здесь.

 - Ты был спарринг-партнером Владимира Кличко. Что можешь рассказать о своей жизни в тот период?

Это был июнь 2016 года. На тот момент это было круто. Я уже участвовал в Олимпиаде 2012 года. Если сравнивать на то время - быть спарринг-партнером Владимира Кличко и Олимпиаду - я выбираю, что круче быть спарринг-партнером Кличко. Он крутой, он легенда, он чемпион чемпионов. Я всегда задавался вопросом, сколько бы я заплатил, чтобы потренироваться в лагере с Владимиром Кличко? А тут у меня появилась такая возможность поехать к нему, да еще и он платит мне.

Владимир Кличко и Иван Дычко на тренировочных сборах / Фото из личного архива

- Какие остались впечатления от тренировочного кемпа (лагеря - «НГ») чемпиона мира по версии WBC Деонтея Уайлдера? Как тебе работа с ним в парах?

- Я думал, что он круче. Всегда сравниваю с кемпом Владимира Кличко. Потому что после Кличко эмоции мои зашкаливали. В кемпе Уайлдера я такой... да уж. На спарринги тоже настраивался, думал, что сейчас выйдет чемп со своей бешеной правой рукой, как даст, и я должен буду держать этот удар. А он что-то... Понятно, хорош, научен, но я ожидал большего. Иногда я давал слабину, но лишь по просьбе его тренера. Был такой момент, когда тренер мне сказал: «Не нагнетай, будь попроще». Но мне-то нужно делать так, чтобы он меня мощно не бил, я ему дал себя обыграть по очкам. Тут нужно знать специфику работы. Если я, никому не известный, пришел и побил чемпиона, он может начать в себе сомневаться. Их задача - этого не допустить. Так произошло, когда я обыграл в спарринге Луиса Ортиса. Сравнивая Кличко и Уайлдера, Деонтей мне показался не так хорош, как Кличко, поэтому мне было с ним проще и легче боксировать. Ну сам тренировочный лагерь у него организован похуже для спрарринг-партнеров, для бойцов, ну и, соответственно, беднее. Мое мнение - такие боксеры, как Уайлдер и Ортис, вполне мне по силам. Уайлдера можно победить, причем ничего нового при этом придумывать не нужно.

 - Расскажи какой-нибудь запоминающийся случай, произошедший в Америке.

- Однажды в доме, где мы жили во время подготовки к бою, в моей комнате отключился свет - вылетели пробки. Так вот Эвандер Холифилд пошел и починил мне свет. Я ему говорю: «Я смотрел твои бои по телевизору еще пацаном, мой отец не спал и смотрел, ты легенда бокса! Я не знаю, кто есть круче тебя. А сейчас ты чинишь электричество в моей комнате». Посмеялись тогда. Он очень простой и без пафоса, несмотря на свои регалии. Это и делает его великим. Вот таким и должен быть чемпион.

Иван Дычко и Эвандер Холифилд / Фото из личного архива

 О личном

- Ты знаешь английский язык?

- Не скажу, что хорошо. В школе учил немецкий, впервые прочитал английский алфавит в США на медкомиссии по зрению. Кое-чему научился из приложения в айфоне. Сейчас усиленно занимаюсь с репетитором. Но говорить, что хорошо знаю английский, нельзя.

 - Тебе говорили, что ты похож на певца Джигана?

- Да (смеется). Правда, я не знаю, в чем сходство.

 - Многие боксеры, олимпийцы и профи из Казахстана после завершения карьеры уходят в политику. Наверняка ты замечал эту тенденцию. Ты хотел бы стать депутатом?

- Нет. Я бы не хотел. Замечал, да, я все вижу. Не сказал бы, что все знаю, но то, что вижу со стороны, мне это не очень нравится. Ну что я там в политике сделаю? Чтобы быть политиком, нужно творить добро.

 - Ты не смог бы делать добро?

- Я бы смог, но тогда зачем я им там нужен (смеется).

 - Ты знаешь, что у твоего тренера Владимира Шайрера финансовые проблемы с банком? Зал, в котором ты тренировался когда-то, находится в залоге. Обращался ли к тебе Владимир Иванович или кто-либо за помощью, чтобы выкупить спортзал? Твое мнение - кто виноват в данной ситуации? Ходили разговоры, что зал был заложен по просьбе учеников для развития бизнеса.

- Кто заложил, тот и виноват. Имя не буду называть. Понятно, что у них с кем-то была какая-то сделка, я не углубляюсь. Мне это чуждо. Под бизнес или еще что-то - мне это не важно. Когда с Олимпиады приехал, разговоры-то были, ко мне лично он не обращался, но люди говорили. У всех же впечатление, что у меня денег теперь мешки и девать их некуда. Но что значит выкупить зал? Это значит себе нажить проблем. Его нужно выкупить, содержать, оборудовать. Хорошо, если ради благой цели, чтобы пацаны росли, развивались, боксировали. Но не чтобы потом кто-то за бойцов, выросших, образно говоря, если пофантазировать, в моем зале, вешал на себя ордена. Я против этого, поэтому, извините, в такие большие авантюры я лезть не буду. Всем хочется, чтобы этот зал остался. Но там нужен не единовременный заход средств, а постоянный - на ремонт, содержание. И суметь остаться этому всему хозяином, чтобы все понимали, кто это делает. Чтобы не было внутренних терок, а все работали на благо. Такую роль лидера, как Иваныч, я не готов на себя взять. Я хотел бы открыть свой зал в будущем, но лишь когда у меня будет надлежащая материальная база. Не для того, чтобы получать основной доход с зала, а это было просто хобби.

 - Что ты можешь сказать об уровне любительского бокса в Костанае?

- Когда начал жить в Костанае, не мог вспомнить специализированный зал, куда можно пойти позаниматься боксом. Ездил в Рудный на тренировки. Думаю, где же в Костанае можно прийти, где  тебя встретят словами: «Давай, парень, вон мешок боксерский, занимайся!». Как-то спросил Асета Айсина (тренер по боксу, в прошлом профессиональный боксер - «НГ»), он приезжал к нам в Рудный боксировать, есть ли где в Костанае позаниматься. Он ответил, что нет такого зала. Есть ПСК «Султан», там есть снаряды, но, возможно, у них там своя какая-то политика. Никто мне еще не ответил, что в Костанае есть боксерский зал, там ждут боксеров и - вперед, ребята, дерзайте. Значит, и уровень бокса, соответственно, такой. Тут даже и спрашивать не нужно.

 - На твой взгляд, Антон Пинчук рано закончил карьеру или ему стоило продолжить в профессионалах?

- Конечно, он мог пойти в профи. Все зависит от его ощущений. Если он этого не сделал, значит, он этого не захотел. Что касается любительской карьеры, то Антон очень хорошо себя показывал долгие годы. Взял хороший старт и довольно долго держал свою планку.

Антон Пинчук и Иван Дычко на тренировке / Фото из личного архива

 - Вопрос на честность - когда дрался последний раз на улице?

- Я даже не вспомню. Конфликтная ситуация была, но она больше смешная. Года 3 назад, зимой. Я был в одном из заведений в Рудном с товарищем, вышел на улицу, и один пьяный парень по ту сторону забора начал оскорблять меня. Я уже начал выходить из себя, нервничать. Позвал охранника, чтобы мне открыли калитку к нему. Но парень меня узнал и убежал. Конечно, бывали всякие ситуации и разные люди. Я могу просто сказать: «Извини, парень, я был неправ, до свидания». Потому что я прекрасно понимаю - если кого-нибудь ударю сильно, будут последствия. 

 - Много ли у тебя друзей?

- Мало осталось рядом тех, кого я считал друзьями. Обычная бытовая схема, каждый живет своей жизнью. Пропадают общие темы, и не нужно друг другу мешать. С кем-то просто «как дела?», с кем-то поддерживаю дружескую связь. А к кому-то могу и в другой город поехать.

 - Расскажи о своей семье. Как зовут твою дочь? Хотел бы, чтобы она занималась боксом?

- Мирослава, ей 4 года. Нет, наверно. Девочка - она девочка. Я бы хотел, чтобы она себя нашла. Я нашел свое дело, наслаждаюсь тем, когда делаю свою работу хорошо. С удовольствием еду на тренировку. Главное - чтобы она чувствовала себя комфортно, будет заниматься, чем сама захочет. Будет это бокс, пусть будет бокс, будет это скрипка - пусть будет скрипка. Моему отцу Федору Ивановичу в августе исполнится 59 лет. Мы когда-то построили с ним СТО в Рудном, сейчас он сдает его в аренду и занимается своим хобби. Зимой на лыжах ездит, летом на лыжероллерах и велосипеде. Мама - Ольга Владимировна вышла на пенсию, но не смогла усидеть дома, ей нравится ее работа, и она вернулась на полставки психологом в дом престарелых.

 - Чем занимается твоя жена?

- Марина занимается женскими штучками - делает брови, макияж.

 - Какова твоя мечта в профессиональном боксе?

- Стать чемпионом мира. Я просто хочу забрать все. Что будет лежать, возьму и подниму. Если нужно будет забрать с боем, заберу кулаками.

Фото Николая СОЛОВЬЕВА


Спорт


Эта статья взята с сайта:
https://www.ng.kz

URL этой статьи:
https://www.ng.kz/modules/newspaper/article.php?numberid=657&storyid=25045