Наша Газета

Особенности «Духовного возрождения»
Дата: 06.06.18

В этом году в рамках имиджевой программы «Рухани жангыру» на развитие Костанайской области потратят 4 млрд 586,5 млн тенге - практически в 2 раза больше, чем в прошлом.

Корреспонденты «НГ» выясняли, как и на что тратятся деньги в рамках программы «Рухани жангыру»

В этом году в рамках имиджевой программы «Рухани жангыру» на развитие Костанайской области потратят 4 млрд 586,5 млн тенге - практически в 2 раза больше, чем в прошлом. Глава региона Архимед МУХАМБЕТОВ на брифинге в СЦК в Астане пояснил, что львиная часть из этих средств - внебюджетные и все они будут направлены на такие подарки области, которые характеризуют «особое отношение к родной земле, историческому наследию, культ знания». Желание местных предпринимателей оказывать безвозмездную многомиллиардную помощь родному краю, несмотря на кризис и другие трудности, честно говоря, удивило. «НГ» решила выяснить, на какие знаковые объекты в основном тратят средства меценатов, на какие планируют потратить и по каким критериям определяется «особое отношение к родной земле».

Выяснить, как расставляются приоритеты по программе «Рухани жангыру», нам так и не удалось / Фото Николая СОЛОВЬЕВА

Подарки - в студию!

Еще до того, как мы начали разбираться в особенностях программы «Рухани жангыру», внимание корреспондентов «НГ» привлекли большие вазоны с цветами. Новенькие вазоны, украшенные национальными орнаментами, еще не заполненные землей, мы заметили вечером 8 мая вдоль пр. Абая, а примерно в конце мая с землей и цветами те же самые уже красовались вдоль пр. Аль-Фараби.

Не нужно было быть геологом, чтобы понять, что вазоны сделаны из мрамора. Но, поскольку мы не являемся специалистами по определению каменных пород, новинка вызвала ряд вопросов. А именно: из какого бюджета выделены средства на новые вазоны? Из какого материала они изготовлены? Кто утвердил материал, из которого сделаны вазоны? Чем руководствовались при утверждении данного материала? Сколько вазонов уже установлено и на каких улицах? Какая сумма выделена на новые вазоны и какова стоимость одного вазона? Сколько всего было заказано вазонов? Какая фирма является производителем и подрядчиком?

 

12 вазонов из мрамора на пр. Аль-Фараби чиновники из ЖКХ назвали гранитными / Фото Николая СОЛОВЬЕВА

Весь этот перечень вопросов мы изложили в официальном запросе в отдел ЖКХ акимата Костаная. Отправили запрос по факсу. И с неподдельным интересом стали ждать ответа. Но по истечении установленного законом «О СМИ» срока ответа не дождались. Позвонив в отдел ЖКХ, мы услышали, что... никакого запроса от нас к ним не поступало. Повторный запрос мы отнесли в отдел ЖКХ и передали из рук в руки. На этот раз ответ пришел вовремя.

- Бюджетных средств на изготовление и на установку вазонов не выделялось, - сообщил руководитель отдела акимата ЖКХ Алексей ТАРАСОВ. - Изготовление и установка проведена в рамках программы «Рухани жангыру». Вазоны изготовлены из гранитного камня. В настоящее время на улицах города установлены 12 вазонов на проспекте Аль-Фараби. В связи с тем что изготовление и установка вазонов проводилась в рамках программы «Рухани жангыру», тендер на данный вид работ не проводился.

В ответе из отдела ЖКХ сообщается, что вазоны изготовлены из гранита / Фото Николая СОЛОВЬЕВА

Такой ответ вызвал у нас большие сомнения, поэтому корреспонденты «НГ» решили сами во всем разобраться. В первую очередь мы поставили под сомнение утверждение чиновников о том, что столь шикарные дары городу сделаны из гранита. Чтобы не быть голословными, мы обратились к специалистам-геологам, с которыми 5 июня выехали на пр. Аль-Фараби и провели эксперимент.

- Эти вазоны изготовлены из мрамора, возможны породные примеси, - сразу заключил начальник геологического отдела костанайской поисково-съемочной экспедиции Геннадий ГЛАЗКОВ.

Эксперт Геннадий Глазков: «Это мрамор - 100 процентов» / Фото Дмитрия ПЕТРЕНКО

- Эти вазоны могут быть из гранита, крашенного под мрамор или крашеного бетона? В них возможна примесь гранита? - уточнили корреспонденты «НГ».

- Нет, что вы. То, что это мрамор, -100 процентов. Можно просто взять, капнуть кислотой и без ущерба для изделия посмотреть, как она даст реакцию на мрамор, - еще раз подтвердил Глазков. - На гранит кислота реакцию не дает. Я уже 49 лет в геологии, окончил Ленинградский государственный университет по специальности геолог съемщик-поисковик. Это естественный камень, однозначно. И это - мрамор. Для убедительности можно капнуть кислоты. На гранит тут и близко не тянет. В первую очередь гранит отличается цветовой гаммой.

По счастливой случайности, изучая вазоны, полученные в дар от щедрых спонсоров программы «Рухани жангыру», на нижней плите вазона мы обнаружили скол. Кусочек камня лежал рядом на брусчатке. Его мы и взяли в лабораторию, где нам, проведя анализ, сделали заключение.

Сделать анализ материала мы смогли благодаря сколу на вазоне / Фото Дмитрия ПЕТРЕНКО

- Были проведены исследования представленного образца белого цвета сахаристого облика, - сказано в заключении ТОО «Костанайская поисково-съемочная экспедиция». - В результате проведенных исследований, химических реакций и оптических исследований было установлено, что представленный образец является белым мрамором.

Но заключение экспертов подтвердило, что их сделали из мрамора / Фото Николая СОЛОВЬЕВА

Тем самым наши догадки о том, что вазоны на самом деле изготовлены из мрамора, полностью подтвердились с помощью экспертизы.

Для чего мрамор выдавать за гранит, который в разы дороже, если вазоны являются даром спонсоров программы «Рухани жангыру», так и осталось загадкой. Как и то, для чего вообще нужны вазоны из мрамора, которые уже пожелтели от контакта с землей. Кстати, об этом нас сразу предупредили работники костанайского цеха, где нарезают мрамор, в котором нам удалось выяснить примерную стоимость одного вазона. Как нам пояснили, она может равняться 45 000 тенге, но уже гранитный вазон таких же размеров будет стоить 300 000 тенге. Разницу все могут посчитать самостоятельно.

Не на две-три копейки

Мы решили детально разобраться, как власти расставляют приоритеты при выборе подарков от меценатов в рамках «Рухани жангыру». Средства в размере 4 млрд 586,5 млн тенге в этом году направят на 85 проектов, 46 подпроектов и 801 мероприятие.

- В том числе из местного бюджета потратят 270,5 млн тенге, за счет меценатов - 4 млрд 316 млн тенге, - уточнил на пресс-конференции в СЦК аким Костанайской области.

Реализацией программы «Рухани жангыру» занимаются четыре управления.

- Вопросами сакральной географии - управление культуры, обучения и воспитания - управление образования и молодежной политики, оказания предпринимательской помощи - наше ведомство, - пояснила «НГ» и. о. управления внутренней политики Зауре БАЙМЕНОВА. - То есть мы курируем предпринимателей, сельхозтоваропроизводителей, которые родились и выросли в нашей области, возможно, уже здесь не живут, но хотят оказать помощь. Например, установить кабинеты IT-технологий. Естественно, все делается по желанию. Разве можно человека заставить оказать помощь? Елбасы в статье говорит, что культура благотворительности развивается.

Если оценивать в денежном выражении, то в Костанайской области развивается просто стремительно - ведь сумма пожертвований на помощь малой родине увеличилась вдвое всего за год. И это, не считая средств из бюджета, которые, как оказалось, также присутствуют в «Рухани жангыру».

- 270,5 млн тенге из бюджета, которые в рамках выделенной в этом году суммы на «Рухани жангыру» упомянул глава региона, направят на культурно-массовые мероприятия, - объяснила руководитель управления финансов Алма ЖУСУПОВА. - Это встречи, презентации, проведение брифингов, форумов, разъяснение программы и так далее. Все остальные расходы берут на себя меценаты, желающие помочь области. В приоритете - социальная направленность проектов, которые должны быть глобальными.

Однако выяснилось, что и не все благотворительные порывы идут в зачет «Рухани жангыру». Как уточнили в управлении финансов, эффект должен быть не «на две-три копейки», а довольно значимым, чтобы бросался в глаза. К примеру, деньги, которые желающие напрямую отдают на контрольные счета детских домов, чтобы потратить на питание, инвентарь или игрушки, считаются текущими расходами и к имиджевой программе никакого отношения не имеют.

И бюджетные, и спонсорские деньги в Костанае предпочитают тратить на красоту / Рисунок А. МАЦАРИНА

Без денег и со спонсорами

В течение нескольких дней мы пытались разобраться, что же имеет отношение к «Рухани жангыру» и как учитываются спонсорские деньги, если еще до реализации всех проектов глава региона смело озвучивает столь крупную и точную сумму. Однако ни в одном из управлений, курирующих направления программы, четкого ответа нам дать не смогли. Даже наоборот - больше запутали.

- Мы больших денег не касаемся вообще, мы занимаемся обыкновенными вещами, - сообщил «НГ» руководитель управления по вопросам молодежной политики Кенеш АЛИМЖАНОВ. - К примеру, у нас реализуется проект «Я - волонтер», у которого во всех городах и районах есть штабы. Сейчас по области насчитывается 1 680 волонтеров. Они добровольно помогают ветеранам войны, делают другие дела, тут деньги не нужны. Главное - чтобы люди захотели помогать другим людям. Что касается денег, то в рамках проекта «Я - волонтер» нам выделили из бюджета 1,5 млн тенге на обучающие семинары. Главное - чтобы молодой человек захотел стать волонтером. Его обучат, научат работать, он будет выполнять определенные задачи. В перспективе любой волонтер будет успешным, потому что получает навыки общения с людьми и другие. То есть мы получаем ограниченные средства из бюджета для организации работы на местах. Деньги и идут на обучение, экипировку в рамках какого-то мероприятия, изготовление раздаточного материала и так далее. Спонсорских средств у нас нет.

По словам Алимжанова, реализацией президентской программы занимаются и костанайские вузы, в которых есть проектные офисы «Рухани жангыру». Под них выделяется специальный кабинет, в котором организуют международные конференции, различные мероприятия. Все - за счет средств вузов. На вопрос, откуда частные и государственные учебные заведения берут эти самые средства, в управлении молодежной политики ответить затруднились.

Четко разделить денежные потоки, идущие на реализацию программы, не смогли и в управлении образования.

- Деньги приходят по-разному: как от спонсоров, так и из бюджета, - рассказала «НГ» специалист управления Гульнара УКИНА. - На этот год в рамках подпроекта «Рухани жангыру» запланирована реализация 103 проектов, включающих 585 мероприятий. За 5 месяцев этого года - с 1 января по 1 июня - уже реализовано 209 мероприятий на общую сумму 91,9 млн тенге. Возможно, в этой сумме и спонсорские, и бюджетные деньги. Конкретно сказать не могу, потому что не занимаюсь этим вопросом.

В рамках программы проводится много региональных проектов, причем приоритеты расставляются на местных уровнях. К примеру, в этом году планируется двухдневная познавательная экскурсия по культовым местам региона. Проект реализуется в Аркалыке, куда приглашают социально уязвимых и активных детей из ЮКО. Деньги на поездку могут либо дать меценаты, либо выделить из бюджета - вопрос будет решаться в Аркалыке. Второй проект - разработка учебника по краеведению, которой занимается каждая область.

- Костанайская область разрабатывает учебники для 5-7-х классов по своему краю, - объяснила Гульнара Укина. - Три года назад курс краеведения был введен в школы, с 1 сентября этого года вводится в колледжи области. На разработку учебников могут пойти как деньги спонсоров, так и бюджетные. Из реализованных проектов могу назвать создание 21 цифрового кабинета, которые сейчас есть в каждом городе и районе области. В них есть интерактивное оборудование, наборы для робототехники и 3D-моделирования. Кабинеты были созданы исключительно на деньги меценатов.

Неуловимые приоритеты

Исключительно на спонсорские средства реализуются и все крупные проекты, которые в рамках «Рухани жангыру» курируют в управлении внутренней политики.

- Мы курируем крупные соцпроекты, в которых бюджетных средств нет, - пояснила Зауре Байменова. - К примеру, предприниматель Кудайкулов в родном селе отремонтировал Дом культуры, потомки на свои средства поставили памятник Шакшаку Жанибеку. Все это - привлеченные средства.

Установка памятника Шакшаку Жанибеку - один из самых имиджевых проектов «Рухани жангыру» / Фото Николая СОЛОВЬЕВА

В управлении культуры также упомянули сплошь имиджевые проекты: возведение мавзолея Кейки батыра и установление памятника первому тархану Казахского ханства Шакшаку Жанибеку.

Кто и как отбирает эти проекты и какие подарки в приоритете у местных властей, нам детально пояснить так и не смогли. Да мы и сами поняли, что уловить логику чиновников, когда тратятся деньги меценатов, еще сложнее, чем когда расходуются средства налогоплательщиков. Поэтому так и останется необъяснимым, почему мраморные вазоны, не вполне подходящие для земли с цветами, в которых жители особо не нуждаются, можно отнести к «Рухани жангыру», а укладку брусчатки возле здания Русского драмтеатра вместо старой, о которую люди ломают ноги, нельзя? И почему мавзолей важнее ремонта улиц в районе Костаная-2 или Узкой колеи, где люди с советских времен не видели хорошего асфальта?

Но в данном случае, как справедливо заметили нам кураторы программы, подобные вопросы даже задавать неудобно - карман-то не бюджетный, а спонсорский. А в управлении внутренней политики так прямо и сказали: аким озвучил только сумму, на которую уже заключили меморандумы с предпринимателями для реализации проектов в рамках «Рухани жангыру». Посчитать весь поток средств от меценатов нереально, потому что многие за траты из личного кармана не отчитываются.

Исходя из этого, складывается ощущение непрозрачности, с которой расходуются как бюджетные, так и спонсорские средства - настолько все смешано в этой программе. Но еще более размытыми видятся приоритеты, которые мы в этой программе определить так и не смогли. И получается, что мрамор можно запросто выдать за гранит, а на подсчете средств и вовсе не заморачиваться...


Тема недели


Эта статья взята с сайта:
https://www.ng.kz

URL этой статьи:
https://www.ng.kz/modules/newspaper/article.php?numberid=620&storyid=24417