Наша Газета

Золотая степь у розовой реки
Дата: 18.09.13

Торгайские пейзажи прекрасны в любую погоду, если ты...

На этот раз сотрудник отдела природы областного историко-краеведческого музея и наш постоянный соавтор Андрей Андрющенко съездил на юг. Он стремился в Торгай, к берегам реки Ашутасты, как некоторые рвутся на Мальдивы.

Знаменитое урочище встретило его, дочку Ольгу и костанайских археологов дождями. Дождями через пять дней и проводило. А они говорят, что было здорово.

И предъявляют в доказательство шикарный фотоотчет, составленный в основном из снимков Ольги, которая фотографирует и на ровном месте, и под водой, и на скалах.

Вечер красит нежным цветом... Розовая река

Да, на Ашутасты, как и в Денисовском районе, тоже скалы. Выходы коренных пород, но других. И каменистые пейзажи при имеющемся сходстве все-таки изрядно отличаются.

Ложе реки - скальное, нет песка на дне. Прямо в воду в некоторых местах уходят полого большущие каменные «столы».

- Лежишь на таком - спина в речке плещется, а пузо на солнце поджаривается, - рассказывает Андрей, который в тех местах был уже не в первый раз.

Из каменных диковин он еще показывает «брусчатку» - плоские скальные поверхности, кажется, разбитые чьей-то инженерной рукой на почти правильные прямоугольники.

Брусчатка. Подрядчик — природа-мать, срок изготовления — миллионы лет, технология — тектоническое сжатие

- Это наверняка результат тектонических сдвигов, может, миллионы лет породы сжимало вдоль и поперек, чтобы получилось то, что мы сейчас видим, - комментирует Андрющенко.

Да, уличной бы нашей брусчатке такую стойкость... Впрочем, мысли о современности на тех берегах кажутся неуместными, потому что Ашутасты - это древность, подлинность и тайны, которые придают особое очарование этим местам. И слава богу, что дороги туда не очень торные.

Про древность. К названию урочища Ашутасты «привязаны» могильники и курганы раннего железного века, стоянки эпохи энеолита. Все входят в перечень объектов историко-культурного наследия Костанайской области. И на этот раз археологи приезжали сюда на раскоп, примкнувшие к ним Андрющенко двумя фотоаппаратами запечатлели, как его размечали на местности.

- В зону раскопа попадал краснокнижный ирис низкий. Был мною аккуратно выкопан и передан садоводам-любителям, чтобы не пропал, - докладывает Андрей и добавляет, - там командовал руководитель археологической лаборатории КГУ Андрей Логвин. А у него в отношении природы - дисциплина железная. Окурки народ тушит на резиновом коврике, чтобы степь не поджечь.

Пока неизвестная изыскателю Андрею Андрющенко красавица. Рабочее название - «торгайская сакура»

Пока неизвестная изыскателю Андрею Андрющенко красавица. Рабочее название - «торгайская сакура»

Ну, у археологов - свои дела, а у биологов - свои. Набить как можно полнее гербарную папку, чтобы зимой определять, что именно нашлось. Андрющенко называл десяток растений, которые на берегах Ашутасты выглядят не так, как, допустим, в камыстинских степях. Хотя там тоже аридная, то есть сухая, пустынная зона.

- На Ашутасты при этом очень богатая околоводная растительность, - отмечает Андрющенко. - Вообще, чем прелестны степные реки? Бредешь, все вокруг выжженное, серо-желтое. Спускаешься к речке, а там заросли иван-чая и огромные желтые бабочки-лимонницы летают. Красота!

Листаем фотографии. Андрей рассказывает, как вольготно чувствуют себя на Ашутасты кубышки и кувшинки. Цветут себе в безопасности, дают семена. Андрющенко утверждает, что кувшинок там несколько видов, в том числе одна со сложным названием, означающим «четырехгранная» - вид, давно исчезнувший в Европе. Со всех возможных ракурсов сняты пышные кусты кизильника. Когда-то их было полно в Костанае - в парке, скверах росли они вдоль дорожек. Потом, когда взялись перелицовывать и обкусывать зеленые зоны, от кизильника избавились. Зачем, так никто толком сказать и не может.

Кизильник — декоративный и живучий, напрочь изведен в Костанае, хотя не так давно во множестве рос, например, в Центральном сквере

Кизильник — декоративный и живучий, напрочь изведен в Костанае, хотя не так давно во множестве рос, например, в Центральном сквере

Лиловые волны кипрея (иван-чая), горячая желтизна пижмы, шиповник с еще незрелыми плодами, черная ежевика, про которую Андрею кто-то толковал, что таежная, а она такая красавица вырастает в Торгае, эфедра, усыпанная ягодами, - это все Ашутасты.

Эфедра двухколосковая. Бодрящая

- С эфедрой история связана... Ел ли я ее? Конечно. Вкус, освежающий, немного вяжущий и, как сами понимаете, бодрящий. Но оказывается, не я один любитель, - рассказывает Андрей, - мы голову ломали, почему на верхнем плато эфедры полно, но ягод нет. Вниз спускаешься - есть. Думаю, наверху ее тушканчики съели. Они по жизни-то не пьют, довольствуются влагой из луковиц тюльпанов. Где их нет - нашли заменитель... А вот смотрите, какие пчелы. Земляные. Усы торчат. Как у Дали? Ну, пусть будут «пчелы Дали». Вцепились жвалами - чуть не сказал «зубами» - в стебли, чтобы ветром не унесло.

Усатые «пчелы Дали» крепко держатся за стебли

Усатые «пчелы Дали» крепко держатся за стебли

Гусеничка махаона своей яркостью семафорит, что гемолимфа у нее жгучая, ядовитая

Гусеничка махаона своей яркостью семафорит, что гемолимфа у нее жгучая, ядовитая

Как в калейдоскопе мелькают неправдоподобно красивые гусеницы махаона, бражника, целый «букет» стрекоз: красотки (так вправду называются) с окрашенными крылышками и какие-то другие, у которых по крыльям идет темная полоска. А какие там живописные саранчовые - умеренно вредные «кобылки»!

- У них несколько вариантов окраски. И какой яркой. Такое бывает, когда наблюдается всплеск рождаемости, - объясняет Андрей, - яркий цвет, чтобы птицы видели и склевывали. Так природа сама регулирует численность вида. Но человек же не может стоять в стороне. Влазит с опрыскивателем, и готово - потравил не столько саранчу, сколько птиц.

Поймала себя на том, что пишу и будто вижу, как там в Торгае было знойно, многоцветно. А там ведь дождь лил. И люди ловили в нем промежутки, нужный свет. Их вело любопытство как любовь ко всему живому. И неживому тоже.

Героями фотосессий стали камни, расписанные лишайниками, или в пятнах пустынного загара, которые образует пленка оксида марганца, выступающая под солнцем, или с белыми кварцевыми жилами, вокруг которых время вымыло-выветрило более мягкие породы. Нависают над рекой массивные козырьки, в траве 6-тонные «галечки» изумительно блестят после дождя...

А какие там закаты, как золотится в особо падающем свете степь.

Алтын дала - Золотая степь

- Настоящую Алтын далу снять можно, по-моему, только там, - говорит Андрей, - а про закаты - солнце окрашивает низкие облака, и они работают, как светофильтры. Небо розовое, розовая вода в реке. Снимки, даже лучшие, всего не передают. Фотоаппарат - только попытка притащить домой то, что видел. Это вехи - смотришь и вспоминаешь, как оно было на самом деле.

Поэтому путешествуйте. В плохую погоду - тоже.

Чем не снимок для Google Earth, чтобы мир имел представление о торгайских ландшафтах? Это не озеро, кстати, это просто скальное углубление после дождя

Чем не снимок для Google Earth, чтобы мир имел представление о торгайских ландшафтах? Это не озеро, кстати, это просто скальное углубление после дождя

фото Ольги АНДРЮЩЕНКО



Путешествия


Эта статья взята с сайта:
https://www.ng.kz

URL этой статьи:
https://www.ng.kz/modules/newspaper/article.php?numberid=372&storyid=19996