Наша Газета

«Я виню себя в том, что не сел за руль...»
Дата: 01.12.11

До самого конца судебного процесса экс-капитан полиции Кайрат САБАНОВ хранил «обет молчания», отказавшись давать показания. И только в последнем слове сообщил свою версию аварии, которая унесла жизнь 24-летней Эльмиры Фаткулиной.

Экс-сотрудника дорожной полиции признали виновным в совершении ДТП.

До самого конца судебного процесса экс-капитан полиции Кайрат САБАНОВ хранил «обет молчания», отказавшись давать показания. И только в последнем слове сообщил свою версию аварии, которая унесла жизнь 24-летней Эльмиры Фаткулиной. Однако ни его речь, ни показания Олеси Шаравиной, которая заявила, что за рулем в ту ночь сидела она, не помогли: 30 ноября Сабанов был приговорен к четырем годам лишения свободы в колонии-поселении. Наручники на него надели в зале суда, до этого Сабанов находился под подпиской о невыезде. После приговора он не проронил ни слова.

Трагедия на Карбышева

17 февраля в ресторане «Аладдин» компания молодых людей отмечала день рождения, не обошлось без выпивки. Когда пришло время разъезжаться по домам, одна из девушек - Эльмира Фаткулина - не стала дожидаться такси и согласилась на предложение Кайрата Сабанова и его гражданской жены Олеси Шаравиной подвезти ее. Авария произошла недалеко от остановки «Лесоторговая база» по ул. Карбышева. Столкновение со снегопогрузчиком превратило «Мерседес» в груду искореженного металла. Все, кто находился в машине, получили тяжелые травмы. Кайрат Сабанов остался без глаза и сильно повредил бедро, Олеся Шаравина получила черепно-мозговую травму. За жизнь Эльмиры Фаткулиной врачи боролись несколько дней, но спасти девушку не смогли.

Вопрос о том, кто был за рулем «Мерседеса», оставался без ответа довольно долго. Полиция официально заявила: управляла автомобилем Шаравина. И только спустя месяц, после того как были получены результаты судебно-медицинской экспертизы, обвинение предъявили Сабанову.

Что сказал подсудимый

На судебном процессе молодые люди, которые отдыхали в этой компании, дружно заявили: за руль садился Сабанов. Сам бывший сотрудник дорожной полиции молчал, опустив голову. Сообщил только, что вину не признает. Но в последнем слове, за час до оглашения приговора, Сабанов все-таки высказался.

- Еще до суда меня обвинили без суда и следствия, - заявил он. - Самыми ярыми обвинителями стали те, кто ел и пил со мной за одним столом. А я им помогал... Еще недавно у меня были здоровье, планы на будущее. Та ночь изменила мою жизнь навсегда. Гибель Эли, моей подруги, тоже изменила жизнь многих. Ее мама до сих пор отказывается со мной встретиться и принять соболезнования. Я ее понимаю. Но когда мы в ту ночь садились в машину, мы не знали, что перечеркнем себе всю жизнь...

Дальше Сабанов читать заготовленную речь не смог. Из-за перенесенной травмы у него серьезные проблемы со зрением, поэтому продолжить оглашение последнего слова он попросил своего адвоката Галину КИСЕЛЕВУ.

По версии Сабанова, дело происходило так. В ту ночь в «Аладдине» у него с Шаравиной произошла ссора на почве ревности. Когда собирались домой, Олеся попросила Кайрата сесть за руль, чтобы развернуться, потому что сама она пока не умела сдавать назад. Чтобы не спровоцировать новый конфликт, он выполнил просьбу. После этого Сабанов и Шаравина поменялись местами. По словам  бывшего сотрудника дорожной полиции, он не боялся сажать ее за руль - девушка была «не сильно пьяна», к тому же ночью движение не такое интенсивное.

Сама Шаравина на заседании суда 24 ноября заявляла, что именно она сидела за рулем, а не справилась с управлением из-за того, что хотела ударить Сабанова.

Однако у самого Сабанова на этот счет свое мнение. Судя по написанной им речи, экс-капитан полиции во всем винит водителя снегопогрузчика. Схема ДТП, которую обрисовал Сабанов, сильно отличается от составленной органами следствия.

- В ходе расследования не была подтверждена последовательность столкновений автомобилей, - зачитала от имени Сабанова Галина Киселева. - Если бы «Мерседес» действительно выехал на встречную полосу для совершения обгона, то водитель снегопогрузчика видел бы две машины на дороге, а он, как следует из его показаний, видел только одну. Еще одна странность - почему водитель снегопогрузчика Дралов вместо того, чтобы оказать помощь людям, которые находились в горящем «Мерседесе», побежал сразу к водителю «КамАЗа». Кроме того, после ДТП снегопогрузчик и «КамАЗ» оказались на значительном расстоянии друг от друга. Это не подтверждает тот факт, что они столкнулись уже после столкновения снегопогрузчика с «Мерседесом». Получается, что сначала снегопогрузчик столкнулся с «КамАЗом», после чего пытался отъехать от него и выехал на полосу, по которой ехал «Мерседес». Это и спровоцировало аварию.

Последнее слово заканчивается так: «Мне до сих пор не верится, что Эля мертва. Я виню себя только в том, что не сел за руль «Мерседеса». Возможно, я бы смог среагировать вовремя, чтобы предотвратить аварию. Ни я, ни Олеся не виноваты в том, что остались живы. Прошу оправдать меня и отправить дело на дополнительное расследование».

Однако суд признал Кайрата Сабанова виновным по ст. 296 ч. 2 (нарушение Правил дорожного движения, повлекшее смерть человека) и приговорил к 4 годам лишения свободы в колонии-поселении и лишению права управлять транспортными средствами сроком на 3 года. Суд также постановил взыскать с Сабанова в пользу матери погибшей Эльмиры Фаткулиной 973 тыс. тенге в качестве возмещения материального ущерба и 700 тыс. тенге в качестве возмещения морального вреда. Между тем представитель Эльмиры Фаткулиной запрашивал 3 млн тенге.

Олесе Шаравиной теперь грозит уголовная ответственность за дачу ложных показаний.

Фото Николая СОЛОВЬЕВА


Забойный отдел


Эта статья взята с сайта:
https://www.ng.kz

URL этой статьи:
https://www.ng.kz/modules/newspaper/article.php?numberid=269&storyid=17023