Наша Газета

Страсти египетские
Дата: 02.02.11

Никто не был готов к тому, что казавшийся незыблемым авторитарный режим посыпется, как карточный домик, под ударом демонстраций, у которых даже не было организатора или хотя бы вдохновителя.События в ключевой стране Ближнего Востока поставили мир в тупик

Никто не был готов к тому, что казавшийся незыблемым авторитарный режим посыпется, как карточный домик, под ударом демонстраций, у которых даже не было организатора или хотя бы вдохновителя.

Удар пришелся оттуда, откуда никто не ждал: ни голодающие бедняки, которым то и дело чего-то не хватает, ни отмороженные исламисты из запрещенных «Братьев-мусульман» к выступлениям никакого отношения не имели. На улицы вышел местный средний класс - сравнительно обеспеченные и образованные молодые люди, имеющие при этом доступ к Интернету.

Именно Сеть и стала средством организации демонстраций. Вдохновленные примером Туниса, где люди сумели скинуть опостылевшего диктатора, политически активные египтяне организовали в Facebook несколько групп, приглашающих всех желающих принять участие в митинге протеста 25 января. Приглашения рассылались также через Twitter и просто по телефонам - при помощи SMS.

Технология сработала на редкость удачно: к полудню 25 января только на одной из страниц в Facebook около ста тысяч человек подтвердили, что примут участие в митингах. Именно эти люди, способные критически воспринимать действительность, лучше других понимали, что страна движется в направлении, противоположном прогрессу. Из поездок по миру, из Сети, из передач спутниковых каналов они знали, что для нормального развития страны в обществе должна быть постоянная и острая дискуссия, что спецслужбы должны заниматься безопасностью всех граждан, а не только власти, причем сама власть обязана регулярно меняться. В Египте все было наоборот.

Кроме того, страна, попав в крепкие объятия американского «стратегического партнерства», почти полностью утратила самостоятельность во внешней политике. А для египтян (особенно молодых и амбициозных), не без оснований считающих свою страну лидером арабского и исламского мира, это очень досадно, если не сказать больше.

«День революции» 25 января к свержению правительства не привел. Это была своего рода репетиция перед основным митингом, намеченным на 28 число. Тем не менее один очень важный результат у первого митинга был: люди перестали, а власть начала бояться. Люди поняли, что вполне имеют право на отстаивание своего мнения на демонстрациях.  С самого утра 28 января в Египте перестал работать Интернет и выключилась мобильная связь. Власть сообразила, как именно протестующие координируют свои действия, и решила не облегчать им жизнь. Но  роль социальных сетей с успехом исполнили мечети - последние новости о перемещениях полиции и демонстрантов люди узнавали именно там.

С религиозной составляющей протестов связано еще одно интересное наблюдение: местные христиане-копты пообещали защищать своих сограждан-мусульман от полиции, пока те будут молиться. Это стало настоящей сенсацией, учитывая то обстоятельство, что отношения между этими двумя общинами всегда были весьма прохладными.

Тем временем в Каире началось противостояние - демонстранты пытались прорваться на площадь Тахрир (Освобождения), а местный ОМОН «отоваривал» их дубинками и рассеивал слезоточивым газом. Противостояние шло с переменным успехом: манифестанты где-то наступали, где-то их разгоняли.

Ситуация стала радикально меняться ближе к вечеру. Из Александрии, Суэца, Порт-Саида и городков поменьше стали приходить сообщения о том, что демонстранты разогнали полицию, а многие полицейские просто побросали свои шлемы, щиты и дубинки и присоединились к согражданам.

В Каире то же самое произошло с наступлением сумерек. Полиция исчезла с улиц. Несмотря на объявленный комендантский час, никто и не думал расходиться по домам. Более того, демонстранты выместили свою ненависть к режиму на здании правящей Национально-демократической партии: небоскреб в центре города разграбили и подожгли.

После этого в город вошли подразделения египетской армии. Народ был в восторге. Все прекрасно помнят, что в Тунисе, где ситуация была очень схожей, военные настоятельно попросили сотрудников полиции и спецслужб разойтись по домам, прекратив тем самым кровопролитие.

Ситуация в столице более или менее устаканилась, хотя в некоторых кварталах звучали выстрелы - военные вели отстрел мародеров и слишком буйных демонстрантов, решивших разгромить в городе все, что только можно. Так, например, от уничтожения спасли местный телецентр, которому грозило полное разорение.

Интересно, что с мародерами боролись и сами манифестанты. Например, каирские музеи, в которых хранятся бесценные египетские древности, защищали от разграбления живой цепью из самих манифестантов. Будущие поколения еще скажут большое спасибо этим людям.

Тем временем в большинстве случаев манифестанты и военные братались, просто разговаривали и даже ужинали вместе. Взаимной агрессии не было. Армия не стала открывать огонь по согражданам ради сохранения власти Хосни Мубарака. День, несмотря на почти сотню убитых, остался за демонстрантами. Но борьба не закончилась.

1 февраля, на восьмой день народных выступлений, в столице прошла крупнейшая акция протеста, получившая название «Марш миллиона». Участники манифестации потребовали отставки президента Египта. Параллельно крупные антиправительственные выступления прошли в Александрии.

По оценкам ООН, с начала беспорядков 25 января в Египте погибло 300 человек. Более трех тысяч получили ранения.

Фото Reuters


Страна и мир


Эта статья взята с сайта:
https://www.ng.kz

URL этой статьи:
https://www.ng.kz/modules/newspaper/article.php?numberid=226&storyid=14272