Наша Газета

Война с ветряными мельницами
Дата: 09.06.10

На недавней встрече с костанайскими журналистами депутат сената Парламента РК Хусаин ВАЛИЕВ высказался в пользу подключения потребителей электроэнергии Костанайской области к Троицкой ГРЭС. Взамен существующей сегодня схемы, по которой регион питается от более удаленных электростанций в Экибастузе. Эту идею обсуждают уже не один год, видя в ее реализации возможность удешевления потребляемой энергии. Однако официально эту проблему никто как следует не анализировал. «НГ» решила изучить, смогут ли костанайцы получить те преимущества, которые они ожидают от «троицкого проекта»?Будет ли в Костанае электроэнергия из Троицка?

На недавней встрече с костанайскими журналистами депутат сената Парламента РК Хусаин ВАЛИЕВ высказался в пользу подключения потребителей электроэнергии Костанайской области к Троицкой ГРЭС. Взамен существующей сегодня схемы, по которой регион питается от более удаленных электростанций в Экибастузе. Эту идею обсуждают уже не один год, видя в ее реализации возможность удешевления потребляемой энергии. Однако официально эту проблему никто как следует не анализировал. «НГ» решила изучить, смогут ли костанайцы получить те преимущества, которые они ожидают от «троицкого проекта»?

Расстояние, которое ни при чем

Главным раздражителем в экибастузском варианте является 1200 км магистральных сетей, по которым энергия подается от станций к потребителям костанайского региона. Не нужно иметь специального образования, чтобы увидеть привлекательность получения энергии из рядом расположенного Троицка. Тем более, что именно эта схема существовала до развала СССР, а значит не придется тратиться на строительство линии. Она уже есть. И кстати, по информации энергетиков, являясь частью единой энергосистемы Казахстана и России, она сейчас находится в работе. Но по ней происходит лишь обмен энергией между нашими странами, необходимость в котором иногда возникает.

То, что более протяженные ЛЭП увеличивают технические потери энергии и ведут к увеличению затрат, которые восполняются из кошельков потребителей, факт известный. Но поскольку именно это обстоятельство возбуждает активность граждан в поисках других вариантов, на нем следует остановиться более подробно.

На упомянутой встрече Хусаин Валиев сообщил о том, что из всей суммы, оплаченной за получаемую электроэнергию, около половины уходит на потери в сетях. Согласитесь, что такой аргумент должен убедить кого угодно. Употребил его сенатор и в своем запросе, с которым он по данному поводу обратился в правительство осенью прошлого года.

Но раз основой аргументации в пользу троицкого варианта берется экономический фактор, без конкретных цифр не обойтись. Мы решили уточнить цифру потерь у специалистов. Доцент КИнЭУ, кандидат технических наук Юрий ГЛАДОВ, много лет проработавший в энергетике, сообщил, что потери в любых сетях составляют не более 10-12%. По нашей просьбе он попробовал прикинуть потери на ЛЭП, идущей из Троицка, и на линии из Экибастуза. На троицком направлении они оказались в 1,5-2 раза меньше.

C процентом потерь, который так разнится с его данными, сенатор Валиев не стал спорить, сказал, что руководствовался собственными расчетами, которые провел на основании данных управления энергетики и коммунального хозяйства акимата области. И хотя в ответе правительства на его запрос ответили, что с начала 2006 года расчет тарифа на услуги по передаче электроэнергии по сетям АО «KEGOC» ведется по фиксированным зональным тарифам (не зависящим от удаления электростанции), он по-прежнему убежден, что разница в расстояниях сказывается на стоимости энергии.

KEGOC не проиграет. А потребители?

Здравый смысл подсказывает, что это действительно так, но вся беда в том, что когда в естественный ход вещей начинает вмешиваться госбюрократия, все так запутывается, что уже и не знаешь, где результат нормального творчества природы, а где конструкция, изувеченная продуктом чиновничьего творчества.

В том же самом ответе на депутатский запрос Валиева убеждают, что покупка энергии у Троицкой ГРЭС для костанайского региона будет дороже экибастузской. Во-первых, потому что стоимость электроэнергии на российском оптовом рынке дороже, чем у Экибастузского энергокомплекса на казахстанском рынке. А во-вторых, (внимание!) стоимость услуги, которую KEGOC окажет, поставляя энергию в Костанай от Троицкой ГРЭС, будет такой же, как из Экибастуза. По причине той самой зональности в тарифообразовании, введенной для KEGOC.

Это подтвердил и анализ, который провели

специалисты управления Агентства РК по регулированию естественных монополий. Они изучали ценовую ситуацию с поставками электроэнергии от российских соседей. За основу взяли средневзвешенную цену электроэнергии, по которой Троицкая ГРЭС продавала свой продукт на российском оптовом рынке в 2009 году. Конечный итог таков: троицкий 1 кВтч для для костанайских потребителей без учета НДС стоил бы 11,51 тенге. Сегодня у нас тариф - 10,24 тенге за 1 кВтч. Разницу определяет в основном отпускная цена станций. У Троицкой ГРЭС ее средневзвешенная величина в прошлом году (в переводе на казахстанскую валюту) была 5,931 тенге, у Экибастузской ГРЭС-2 - 4,68 тенге. Доля затрат, которые потребители несут за транспортировку им энергии, составила 3,826 тенге. Остальное идет на нужды частных компаний, которые организуют взаимодействие цепочки: от электростанции до потребителя. Какой бы источник ни вырабатывал электричество для костанайского региона, по существующей сегодня схеме в этой цепочке обязательно будет государственная компания KEGOC и частные энергоснабжающие организации (ЭСО), долю в тарифе, идущую на их содержание, никто пока менять не собирается.

Чей уголь лучше?

Тогда возникает другой вопрос: почему у Троицкой ГРЭС такая дорогая продукция? На самой станции считают, что главные факторы, которые определяют эту цифру, - себестоимость производимой энергии и ситуация на оптовом рынке, через который они продают свой продукт. Причем цены меняются каждый день. Поэтому в Костанае никто ничего определенного по поводу реальной стоимости энергии для наших потребителей сказать не может.

Что касается потребителей Челябинской области, то по данным, опубликованным на сайте государственного комитета "Единый тарифный орган Челябинской области", в 2009 году там был установлен минимальный тариф 1,5331 рубля за 1 кВтч, максимальный - 1,563 рубля. В переводе на казахстанскую валюту это 7-8 тенге. При условии, когда электростанция у тебя под боком, это тоже многовато.

Что касается себестоимости, то не нужно забывать, что Троицкая ГРЭС работает на угле, добываемом в Экибастузе. (Станции такой мощности в год могут сжигать около 7 млн. т). А значит, его стоимость, расходы по доставке по железной дороге из другой страны лежат бременем на отпускной цене.

В этой связи Хусаин Валиев предложил использовать уголь Кушмурунского месторождения. Дескать, так можно снизить себестоимость, а за ней и удешевить энергию Троицкой ГРЭС. Такой вариант наверняка, мол, заинтересует россиян. Оказывается, тут все не так просто.

Директор департамента привлечения инвестиций СПК «Тобол» Алексей РЕПИН долгое время работал в энергосистеме и специально изучал вопрос использования кушмурунского угля на Троицкой ГРЭС. Главное препятствие - работающее там оборудование спроектировано под экибастузский уголь. Однако станцию вроде бы хотят развивать - готовят еще два энергоблока. В свое время Репин возил в Москву образцы кушмурунского угля, чтобы нашли ему применение, но поддержки не получил. Новые блоки проектируют под кузбасский уголь.

Проблема в том, что кушмурунский уголь залегает в водоносных слоях, поэтому имеет высокую (до 20%) влажность. Об этом нам рассказал председатель Северо-Казахстанского филиала Академии минеральных ресурсов РК Виктор ДЕЙНЕКА.

- По этой причине его в наших климатических условиях трудно хранить и перевозить, - говорит геолог. - Он замерзает, потом нужно нести затраты на размораживание.

Этот уголь уже использовали на Южно-Уральской ГРЭС, и, по словам Дейнеки, результат был хороший. Планировались поставки около 8 млн тонн в год. Но СССР рухнул, и все осталось лишь в планах. Кузбасский уголь он считает лучшим, но это ведь опять большее расстояние для доставки, которое обязательно негативно скажется на себестоимости производимой электроэнергии. Почему в России пошли на это? Ответ очевиден. Кузбасский уголь нужно куда-то сбыть, чтобы не доводить шахтеров до забастовок.

При своих интересах

Сенатор Валиев надеется, что Таможенный союз, единое экономическое пространство все-таки помогут удовлетворить интерес костанайских энергопотребителей. Но в том-то и дело, что здесь мы вступаем в область столкновения различных интересов. Руководство Костанайской области, например, считает, что более продуктивно спроектировать и построить свою - Тургайскую ГРЭС, работающую на кушмурунском угле. Алексей Репин, занимавшийся подготовительной работой по этому проекту, говорит, что энергия этой станции на выходе будет относительно дороговата - 8 тенге за кВтч, но к тому времени, пока ее построят, вполне возможно, что энергия на всех станциях, где возможно будет ее брать, станет дороже. Дело в том, что в их реконструкцию и развитие вкладываются огромные частные инвестиции. А их ведь нужно как-то возвращать акционерам. Но строительство местной станции стоит около $4 миллиардов, и будут ли желающие вложить такие большие деньги в проект? И Экибастузская ГРЭС-2 развивается. Там уже решен вопрос с выделением кредита $770 млн на 15 лет для строительства нового энергоблока, который мощность станции увеличит в два раза. Кто ж в таких условиях позволит от существующего пирога доходов откусить целый регион?

Хватит ли депутату Валиеву отведенного ему сенатского срока, чтобы доказать свою правоту, сказать сложно. Подобные инициативы сложно воспринимались властью и в советское время, когда все было государственным, а чего уж говорить о теперешних рыночных порядках. Ведь и потребители его могут поддержать только морально. Потому как выбора поставщика электроэнергии у них нет. Вот и остается им разве что только участвовать в дискуссиях. А от этого товар в рыночное время дешевле не становится.

Фото Николая СОЛОВЬЕВА

Опрос

Можно ли принять реальные меры по снижению стоимости электроэнергии в Костанайской области?

Хусаин ВАЛИЕВ, депутат сената Парламента РК, доктор технических наук:

- Я надеюсь, это будет возможно после создания Таможенного союза и единого экономического пространства. При условии, что с Троицкой ГРЭС наши поставщики смогут заключать прямые контракты. На мой взгляд, разница между отпускной ценой электроэнергии на станции и тарифом для потребителей слишком большая. Тут нужно разбираться. Есть и другие способы. Можно пойти путем увеличения доходов населения введением районных коэффициентов, которые учитывают необходимость нести дополнительные затраты из-за неблагоприятных климатических факторов. Как это было в советское время. Это косвенный способ удешевления потребляемой электроэнергии.

Анатолий ДИРКСЕН, генеральный директор ТОО «Костанайтурист»:

- К проблеме снижения стоимости электроэнергии можно подойти с другой стороны. В последние годы тарифы повышались несколько раз, тем не менее мы, не снижая своих объемов, расходы по этой статье оставили на прежнем уровне. Потому что начали применять энергосберегающие технологии. Но все беда в том, что у предпринимателей других «стимулирующих» факторов, кроме высоких тарифов, нет. Нас постоянно убеждают, что электроэнергию нужно экономить, навязывают всякие режимы ее использования, но никак не поощряют тех, кто реально экономит, а лишь требуют (причем вопреки существующему законодательству) нести дополнительные расходы. То для покупки счетчиков дифферинцированного учета расхода электроэнергии, то еще для чего-нибудь.

- Юрий ГЛАДОВ, энергетик, доцент КИнЭУ, кандидат технических наук:

- Нужно принимать конкретные меры по снижению себестоимости производимой электроэнергии. Например, сегодня не применяют специальные технологии, которые повышают КПД станций. Этот метод широко применялся в те времена, когда энергетика полностью находилась в государственной собственности. Сейчас об этом никто не думает. Все стремятся решать свои затратные проблемы через цену продажи и далее - через внесение этих расходов в тариф.

Александр ВТУЛКИН, изобретатель:

- У нас все вертится вокруг стоимости киловатт-часа от традиционных источников электрической энергии. А почему бы не заняться внедрением альтернативных источников? Например, не требуют доказательств возможности Торгайского региона по применению ветряных станций. Там проводили специальные исследования и пришли к выводу, что их использование будет эффективно. Они разные по мощности, и для промышленной выработки энергии стоят не дешево, но для применения в сельской местности, для дома с одним хозяином, ее применение обойдется гораздо дешевле.

Петр СВОИК, председатель Алматинской общественной антимонопольной комиссии, кандидат технических наук:

- Электроэнергия является уникальным товаром - ее производят ровно столько, сколько потребляют. При этом мы получаем энергию, которая в нашей сети сформировалась из потоков, выработанных на разных станциях, и потому имеющих разную реальную стоимость. Но вот парадокс: каждый час по причине этого слияния мы получаем киловатты мощности разной стоимости, а платим за них одинаково. По существующему тарифу. Если б мы платили меньше, чем она стоит, станции давно обанкротились бы. Этого не происходит. Значит мы платим больше. Куда уходит эта разница? До конца в этом никто разобраться не может. Потому что деятельность всех участников этой цепочки не прозрачна. А раз так, то и понять, за счет чего можно снизить стоимость электроэнергии, в принципе невозможно.


Тема недели


Эта статья взята с сайта:
https://www.ng.kz

URL этой статьи:
https://www.ng.kz/modules/newspaper/article.php?numberid=192&storyid=12159