Наша Газета

Меньше бандита и челнока
Дата: 02.12.09

Не так давно Евгений Евтушенко утверждал: «Поэт в России - больше,чем поэт!». А теперешние оппоненты его поправляют: «Сегодня он не так уж знаменит, стихи его не возвеличат больше. Поэт в России - меньше, чем бандит, он даже меньше, чем челнок из Польши». И такое положение бывших кумиров в обществе теперь не только в России. Но мы уж оставим в покое литераторов и возьмем близкого нам челнока, а бандита вообще заменим более доступной личностью.Не так давно Евгений Евтушенко утверждал: «Поэт в России - больше,чем поэт!». А теперешние оппоненты его поправляют: «Сегодня он не так уж знаменит, стихи его не возвеличат больше. Поэт в России - меньше, чем бандит, он даже меньше, чем челнок из Польши». И такое положение бывших кумиров в обществе теперь не только в России. Но мы уж оставим в покое литераторов и возьмем близкого нам челнока, а бандита вообще заменим более доступной личностью.

Итак, наш заменивший прежнего купца, а затем занявший и покинутые ниши работников гос- и кооперативной торговли, почти всеми уважаемый человек. Это он без устали мотается на наземном и надземном транспорте в Алматы, Бишкек, Турцию, Китай. Без него окажешься разут-раздет, со сломанной сантехникой, да и не всю еду без него купишь. Да если перечислять все его благодеяния... Так что хвала и благодар... Но тут перо остановилось - стоп, малость не туда заехали.

Почему? Да вот вспомнил одно название на магазине  - «Купецъ». Значит, хозяин приравнивает себя (как и многие его сотоварищи) к купцам старых дореволюционных времен. Но как тогда (до 1917 года) торговал, скажем, мой дедушка по матери? Какой имел барыш (чистую прибыль) с вложенного рубля? Да от 3% до 7% с целкового, то бишь рубля. Так торговому сословию император Петр I утвердил своим указом. А кто ослушивался (при Петре) - мог и на плаху на лобном месте угодить. И после купцы не брали с покупателя лишнего, да и гос- и кооперативная торговля при советах таких правил придерживалась. Ну а теперешний челнок? Да уж он не с 3% до 7% с вложенного одного тенге или другой валюты живет-поживает.

Конечно же, и челнока притесняют и обирают в пути, с него берут немалую плату за место хозяева рынка и магазинов, он платит большие налоги... И все расходы - на покупателей, через цену на товар. И уж если наша власть, похоже, взялась за обнаглевших перекупщиков и посредников, то надо бы как-то утрясти цены во всем торговом «Шанхае». Ну а челноки есть и небогатые, и такие, которые держат продавцов, а сами только доставляют им товары, живут победнее крутых «бандитов», но все же...

Итак, с челноком покончили мы счеты (нет, рассуждения). А как с бандитом? Да ну его. Коснемся лучше слегка мастера-бытовика, с которым встречаемся чаще. Вот уж он-то умеет ценить свой труд. Скажем, побелит вам потолки в коридоре и маленькой кухне, приклеит три рулончика обоев (хорошо и быстро), но и выкладывай 6500 тенге за полдня не такого уж сложного труда. Другой пример: вам поменяли пружины и обтянули сиденья на двух креслах и взяли «всего» 11 856 тенге. Если сравнить с трудом врача или учителя, то последние по сравнению с ним просто нищие. Зачем было тому же доктору учиться в институте 6 лет и изнурять себя в больнице или поликлинике? Легче и выгоднее сменить профессию, что некоторые и делают.

Лет 60 назад мне приходилось помогать отцу крыть крыши по найму. Это нелегко, да и небезопасно. Но брали за работу мизер по сравнению с нынешними кровельщиками. Не врачи же, не учителя, не инженеры. А вот теперь - все по-иному, не «белоручкам» же после институтов и академий больше платить.


Мнения


Эта статья взята с сайта:
https://www.ng.kz

URL этой статьи:
https://www.ng.kz/modules/newspaper/article.php?numberid=165&storyid=10359