Наша Газета

Юрий БОНДАРЕНКО: А что скажут юристы?
Дата: 09.06.18

Нам продемонстрировали некую модель и певицу, которая в неком гостиничном номере за деньги оказывает интимные услуги. Напористо разоблачая, телеморалисты неоднократно демонстрировали наготу модели и ее партнера.

Меня озадачила одна, довольно показательная разоблачительная телепередача. Не важно, какая именно, и не важно, что российская, потому что дело не в передаче, а в том, что за ней. Нам продемонстрировали некую модель и певицу, которая в неком гостиничном номере за деньги оказывает интимные услуги. Напористо разоблачая, телеморалисты неоднократно демонстрировали наготу модели и ее партнера и даже сцену передачи денег за интим-сервис.

Честно говоря, такие «разоблачения» уже сами по себе – нечто вроде порно, которое с детской хитринкой прикрыто рассуждениями о морали. Так уж повелось еще с советских времен, когда, соприкасаясь с кино- и видеоразоблачениями «их нравов», тянулись не к моральным сентенциям, а кадрам того, что величалось чьим-то моральным разложением. Такая борьба с развратом уже сама по себе становится чем-то вроде агитки за разврат и мне напоминает одну старую заокеанскую проповедь, где бичуемые пороки обрисовывались в виде соблазнительно полнотелых особ женского пола. Тут все понятно.

Но мне (и совершенно искренне) непонятны две вещи. Первая относится непосредственно к интиму. Скажем, если прямо за деньги – ой, какая бяка! А если бы в съемках скрытой камерой мы увидели, что интимные услуги оказываются за украшения, либо становятся своеобразным бартером и средством карьерного роста и т. д., и т. п., то это как? Почему именно деньги в так называемом «рыночном» обществе, где, конечном счете, все ими измеряется, вдруг лицемерно становятся козлом отпущения? И с какой стати мы выделяем, как порочную, именно такую торговлю тела? Ведь разве артисты, модели и прочие, демонстрируя на экране, сцене или где-то еще свои зады и гениталии, не торгуют своим телом? Не зарабатывают на этом? Я не морализирую. Я просто ищу логику, которой пока не вижу.

И второй вопрос, куда более щекотливый. Столько шумят о Сноудене, разоблачившем чью-то там систему тотальной слежки. Но если где-то, и не за океаном, устанавливают скрытые камеры, чтобы заснять неглиже какую-то там певичку, то на каком основании? Где гарантия, что такое возможно и по отношению к другим, в том числе и к тем, кто «занимается любовью» совершенно бескорыстно, из чистой «любви к искусству»? Насколько вообще допустимы такие съемки без согласования с тем, кого снимают. Я тут дилетант, но если бы, к примеру, Аллу Пугачеву засняли в неловком виде, разве она не могла бы подать в суд? А почему с другими это возможно? И как в принципе можно ворваться в помещение с неодетыми людьми, если только речь не идет о наркотиках и угрозе терроризма?

Я много лет провел в общежитиях и, конечно, знаю, что в общежитиях возможна очень жесткая система контроля. И это понятно. Но гостиница же, и, вообще, любое иное заведение – не общежитие. Так с чем же мы имеем здесь дело тут?

Хочу, чтоб меня поняли правильно. Я не защищаю, да и не сужу каких-то там моделей и певиц. Их мир от меня далек. Но как быть с самими вопросами? Очень хотелось бы услышать ответы не только от пользователей Интернета, но и от специалистов.





Эта новость взята с сайта:
https://www.ng.kz

URL этой новости:
https://www.ng.kz/modules/news/article.php?numberid=0&storyid=31264