Наша Газета

«Молюсь на чужую корову...»
Дата: 12.09.18

7 сентября худая темная Цыганка уныло стояла на пустыре за домом, привязанная к колышку. Все тело коровы в шишках-нодулах. На один глаз ослепла, из него сочится гной, второй пока видит, но из него тоже течет. Потянешься погладить - шарахается, боится, что будут делать уколы. В пятидесяти метрах от матери привязана телочка, тоже с похожими проявлениями. Хозяйка животных считает, что они - во всяком случае корова - в таком состоянии по вине ветеринарных врачей.

Своя у жительницы Большой Чураковки едва не пала после вакцинации против нодулярного дерматита

7 сентября худая темная Цыганка уныло стояла на пустыре за домом, привязанная к колышку. Все тело коровы в шишках-нодулах. На один глаз ослепла, из него сочится гной, второй пока видит, но из него тоже течет. Потянешься погладить - шарахается, боится, что будут делать уколы. В пятидесяти метрах от матери привязана телочка, тоже с похожими проявлениями. Хозяйка животных считает, что они - во всяком случае корова - в таком состоянии по вине ветеринарных врачей.

Вслед за дойной коровой в хозяйстве Ирины Эхнер нодулами покрылась 6-месячная телочка

 «Нас обманули»

- Весной к нам пришли обрабатывать скот. Мы артачились. Вакцинациям не доверяем после того, как нас вынудили зарезать здоровую корову, утверждая, что она больна. А она была здоровой и стельной, - рассказывает жительница поселка Большая Чураковка Ирина ЭХНЕР, - но тут настаивают: надо от бруцеллеза уколоть, иначе в стадо не пустим. Начали пугать. Не сказали, не предупредили, что вакцина против другого заболевания. Обманули фактически. Ну и, конечно, ничего не рассказали про то, какие могут быть последствия, к чему готовиться... Укололи в начале мая. Все лето корова в табун нормально ходила. В конце августа узнаю, что у соседа-пастуха заболела корова. Муж пришел, говорит: болезнь странная, шишки по телу коровы, если не лечить, то дня через три сдохнет. Утром 21 августа погнал нашу Цыганку на пастбище, удивился, что какая-то вялая, а потом и вовсе вернулся. Пастух заметил у нее эти самые шишки и сказал, чтобы из стада ее убрали. Корова трясется, температура высоченная. Звоню ветврачу нашего сельского округа, говорю, так и так, приезжайте срочно. Отвечает: «Сейчас». И приезжает с коллегой в 11 часов ночи. С собой  один флакончик бициллина, сделал укол и спрашивает меня: «Есть нитокс?» А откуда я могла знать, что этот препарат нужен.  Говорю, мол, утром поеду в Силантьевку к открытию аптеки, возьму и сразу жду вас.

Вся кожа животного в шишках-нодулах

До Силантьевки километров шесть, народ местный привык, экономя деньги, ходить пешком. Но корова была так плоха, что Ирина вызвала такси - 600 тенге туда и 600 обратно. Тратила, говорит, последние свободные деньги. Сняла с карточки, на которой лежали 11 тыс. тенге, собранные для того, чтобы купить сыну прописи для нулевого класса. Вместо них купила нитокс, шприцы.

Эхнеры «Нашей Газете», можно сказать, не чужие. В семье четверо детей, один из которых серьезно болен. Они участники проекта «Нужные деньги», то есть живут настолько небогато, что средства на лечение ребенка им помогают собирать читатели «НГ». Так что каждая копейка в доме на счету. А тут с Цыганкой такое горе. Она в хозяйстве единственная, неплохо доится - утром литров 5 и литров 7 вечером. Естественно, Ирина ничего закупщикам не сдает, все молоко дома расходуется, тем более что на нем полугодовалый младший сын растет. Одним словом, потеря потерь.

Сейчас - это до 11

- Я еще до дома не доехала, прямо из такси взялась звонить ветврачу, - продолжает Ирина рассказ, - вы не поверите, опять услышала «сейчас» и опять никого. Звоню в ветстанцию районную - почему не могу врача вашего дождаться. Отвечают, вы должны оформить у нас заявку, а мы его отправим на вызов. Хорошо, говорю, считайте, что я сейчас сделала заявку, у меня корова с минуты на минуту падет. Приехал опять в 11 часов, сделал нитокс. Говорит, а бициллин завтра, купите его, у нас самих ничего нет, нам не выделяют. Я просто ошалела, говорю, а нельзя сразу сказать, что нужно, у меня денег лишних еще и на разъезды нет.

Возмущенная отношением ветеринаров к делу, Ирина звонила в акимат, написала жалобу в ветстанцию. Исполнительная власть умыла руки, хотя вообще-то ситуация ее напрямую касается. По крайней мере, уровень информированности людей о ветеринарной ситуации в округах. Сельчане-то в разговорах между собой говорят об эпидемии странной болезни...

Деревня у нас продолжает во многом жить за счет личного подсобного хозяйства. Скотина - это и благосостояние, и здоровье, и еда. Когда корова заболела, Эхнер кинулась искать, у кого можно покупать молоко. Одна из соседок не смогла помочь - зарезала свою, чтобы мужа на операцию в Астану везти. Другая продает Ирине по 80 тенге за литр и ждала терпеливо, когда та, получив пособие на ребенка, смогла отдать 2 000 тенге за молоко.

- Я на ее корову сейчас молюсь, чтобы не заболела, - признается Ирина. - Меня еще что возмутило - нас ни о чем не предупредили. Я, когда жаловаться начала, много чего узнала. В прокуратуре мне пояснили, например, что после вакцинации акты должны составляться с указанием номера бирки моей коровы, что именно ее провакцинировали. Ничего этого не было. Еще узнала, что плохо было с коровой не только у пастуха, но и у других жителей округа. И в соседних поселках - тоже. При этом ветслужба мне хоть и ответила, что с вакциной «Люмпивакс» сталкивается впервые, расписала, что в ряде случаев возникают побочные реакции - нодулы на коже, высокая температура... Значит, знали о последствиях. Чего же нам не сказали?

Объявлено предупреждение

7 сентября, когда мы были в Большой Чураковке, корова была еще плоха, то есть болеет она с 21 августа, больше двух недель. Только начала понемногу щипать траву и пить. Ирина  несколько раз докупала препараты, в том числе для систем с глюкозой, витамины приобрела. Правда, когда стали лечить телочку, у ветеринаров появился свой нитокс. И глаз Цыганке засыпают бициллином, который привозят с собой. Возможно, полагает Ирина, это все после ее жалоб.

 

 Корова после вакцинации одним глазом вообще не видит

- Я вообще не понимаю, что сегодня ветврачи должны, чего нет, - говорит она. - Но лечат как попало. Миксоферон, я прочитала, надо колоть дважды в день, делали раз. Может, поэтому она не может никак восстановиться. Но главное - я корову вакцинировать не просила. Считаю, все, что с ней происходит, - их вина. Если она умрет, я что должна делать? Она же еще и стельная. Жива останется, теленка наверняка скинет. А у нас стельная дойная корова стоит под 350 тысяч тенге. Для моей семьи космические деньги.

В ответ на жалобу Эхнер из Алтынсаринской районной ветеринарной станции сообщили, что симптоматическое лечение животного «производилось за счет средств предприятия (бициллин 3,5) и частично за счет средств владельца», а также что ветеринарному врачу Большечураковского сельского округа Жанату Шамхыгали «за несвоевременное оказание лечебной помощи в полном объеме 22-23 августа объявлено предупреждение». 

В свою очередь Ирина намерена взыскать с ветеринарной службы все затраты, пока насчитала 15 тысяч тенге. Если Цыганка жива останется.

Государственный и частный

Мы попросили прокомментировать ситуацию руководителя управления ветеринарии акимата Костанайской области Берикжана КАЙЫПБАЯ.

- Люди говорят, скот болеет. Но болезни у нас нет. Есть реакция на вакцину, все проявления у животных сходны с нодулярным дерматитом, потому что вакцина живая, - сказал он. - Да, есть тяжелые реакции. Скот разный. Лето было не лучшее, то холода и дожди, то жара, для слабых животных это имело значение. Как и среди людей, 5-10% осложнений - это возможно.

Руководитель управления признал также, что, видимо, информированность населения о вакцинации против нодулярного дерматита была недостаточной.

В этом году в Костанайской области против этой особо опасной инфекции было вакцинировано 400 000 животных. Впервые. Область объявлена защитной зоной - буфером для противостояния завозу инфекции из РФ. Три области, граничащие с нами, неблагополучны по нодулярному дерматиту. Таким образом, государственный интерес в деле массовой вакцинации здесь тесно переплетается с частным. Прошедшая кампания первая, но не последняя. И если отношения с владельцами скота у ветслужбы будут складываться так, как с Ириной Эхнер, ничего путного для сторон не получится. Человеку же абсолютно все равно, от чего у него корова пала: от инфекции или от поствакцинального синдрома. И если при этом ветврач нисколько не заинтересован помочь выходить скотину, то естественная реакция - от вакцинации отказаться.

В Большой Чураковке уже висят объявления, что с 8 сентября начинается осенняя обработка скота. Эхнеры говорят, что все - больше никаких вакцин.

Когда этот номер верстался, Ирина сообщила, что у соседки, где она покупала молоко, корова тоже покрылась буграми-шишками.


Хронограф


Эта статья взята с сайта:
http://www.ng.kz

URL этой статьи:
http://www.ng.kz/modules/newspaper/article.php?numberid=634&storyid=24651