Наша Газета

Владимир КАТКОВ - о «подвигах» министров сельского хозяйства
Дата: 29.10.12

Недавно депутаты мажилиса как Тузики рвали грелку. Роль грелки отвели министру Асылжану Мамытбекову. На него повесили всех собак, в основном бродячих и дохлых, каковых в отечественном АПК за 20 лет накопилось видимо-невидимо.

Недавно депутаты мажилиса как Тузики рвали грелку. Роль грелки отвели министру  Асылжану Мамытбекову. На него повесили всех собак, в основном бродячих и дохлых, каковых в отечественном АПК за 20 лет накопилось видимо-невидимо. В итоге депутат Тиникеев заявил, что за последние два года МСХ превратилось в министерство тотальной коррупции, и потребовал немедленной отставки Мамытбекова. Его не смущало, что в должности министр с апреля прошлого года и нужно обладать уникальными способностями, чтобы за столь короткий срок развести в МСХ тотальную коррупцию.

За 20 лет Мамытбеков 15-й министр из… 12-ти. Дело в том, что три его предшественника дважды входили в одну и ту же пересыхающую речку. Отсчет принято вести от Валентина Двуреченского, который, надо отдать ему должное, ровно через год, в феврале 1992 года, упросил «ноль первого» положить его на место, откуда взял, – в Кустанай. И, похоже, не жалеет.

Пустоту святого места на полтора года заполнил Балташ Турсумбаев – фигура колоритная и противоречивая. Если провести аналогии с библейскими сюжетами, то почти  «Тайная вечеря»: 12 министров–апостолов. И слова Иисуса: «Воистину говорю вам – один из вас предаст меня». Бывший министр и бывший аким Кустанайской области теперь числится в рядах оппозиции к существующей власти.

Среди скороходов МСХ нет равных спринтеру Сергею Кулагину: сначала 7, а потом 8 месяцев у руля. Что можно сделать за столь короткие дистанции в сельском хозяйстве аграрной страны? Например, похоронить товарное овцеводство. Весной 1994 года на совещании в Акмоле бывший председатель колхоза и тогдашний премьер Сергей Терещенко заявил с высокой трибуны: «На овцу мы тратим $150, а получаем – $50. Зачем нам такое овцеводство?». Выкладки по бедным овечкам, понятно, сделал МСХ, возглавляемый бывшим сельским механиком Кулагиным. Спустя 4 месяца после эпохального совещания Кулагин передал руль АПК Карибжанову без овцеводческих ферм.

Но главный сюрприз будущий «святой» припас в 1998 году, вернувшись в МСХ на 8 месяцев, – расплодил саранчу. И передал хозяйство ничего не подозревающему Карибжанову. Летом 1999 года саранча не только парализовала Астану, но и заселила квартиру министра, сожрав его портфель. На крыльях итальянского пруса в МСХ прилетел Нуркиянов. Он особенно запомнился мужикам и бабам бывшего совхоза им. Козлова. В конце 1998 года в забытую Богом глубинку прибыл караван грузовиков с отрядом автоматчиков, чтобы выгрести из закромов 10 тыс. тонн семенного зерна – долги за посевную и уборку. Поселок ощетинился вилами и кольями. В качестве парламентера почему-то оказался Нуркиянов. Со стороны экспроприаторов. Народ его заплевал. Пробыл он в министрах всего 3 месяца.

Не меньше «подвигов» на счету других кормчих МСХ. Вопрос для депутатов: зачем они приходят на 1-2 года в самый сложный сегмент экономики страны, если беременность длится 9 месяцев? А ведь надо еще зачать, выносить, родить и выкормить идеи, программы, проекты. Под присмотром опытного акушера-гинеколога. Ну и кто у нас акушер-гинеколог?





Эта новость взята с сайта:
http://www.ng.kz

URL этой новости:
http://www.ng.kz/modules/news/article.php?numberid=0&storyid=9487