Наша Газета

ЮРИЙ БОНДАРЕНКО: Есть ли проблема?
Дата: 28.08.18

23 августа в Доме Дружбы состоялась очень интересная встреча, которую я скорее бы назвал круглым столом, а не конференцией. Настолько живо, без привычных трибун проходило обсуждение. Вопросов было много, но затрону только поднятый вновь вопрос языка.

23 августа в Доме Дружбы состоялась очень интересная встреча, которую я скорее бы назвал круглым столом, а не конференцией. Настолько живо, без привычных трибун проходило обсуждение. Вопросов было много, но затрону только поднятый вновь вопрос языка.

С одной стороны, прозвучала задорная мысль прелестной магистрантки о том, что нет проблемы языка, а есть те, кто просто ленится его учить. Она же осилила тот язык, который не был ей родным! С другой стороны, мы услышали возражение: вот, мол, мои дети заканчивают школу, а такого-то, вроде бы изучавшегося, языка не знают. Значит виновата система обучения.

Я не стал бы искать виноватых ни в ленивцах, ни в системе обучения, ни в конкретных педагогах. Язык – не нашивка на погонах, не идол, требующий поклонения и жертв, а воздух, которым люди дышат. И инструмент общения. Тут все определяют мотивация и осознаваемые потребности конкретных людей. Только и всего. А от чего зависит сама мотивация? От трех простейших слагаемых, не нуждающихся ни в каком мудрствовании.

Первое – круг обычного и, отчасти, делового общения. А он неотделим и от личных интересов. Кто-то может знать хорошо русский или казахский язык, но с ним у нас будут разные интересы. Ведь все-таки главное: о чем говорить. А если говорить не о чем, если совместных интересов нет, то никакой конкретный язык не поможет. Но сам круг общения исторически связан и с миграционными процессами. Он может быть изменчивым. Значит и потребности в таком-то языке могут меняться.

Второе – работа и сопряженный с ней образ жизни, достижение определенного статуса. Здесь люди используют, прежде всего, те языки, знание которых требует их личная деятельность. Включая и языки программирования для компьютерщиков.

И третье – образование, связанное с тем, что интересно, и с тем, что расширяет возможности личностного и профессионального роста. И дело тут не в том, что какие-то языки сами по себе лучше или хуже. Украинский имеет ничуть не меньшее право на существование, чем русский или английский. Но выезжающие на учебу стремятся поступать либо в российские вузы, либо в учебные заведения дальнего зарубежья, Виделись бы большие перспективы обретения работы, скажем, на Украине, то и язык в Казахстане был более востребован, и в вузы этой страны активнее стремились. Иначе говоря, конкретный язык тут вторичен, независимо от того, каков он сам по себе. Первична среда, в которой люди стремились бы жить.

Возражение вызвала у меня и мысль очень уважаемого специалиста, блестящего историка и ректора вуза - о том, что в идеале надо учить не языку, а на языке. Для расширения возможностей коммуникации. Думаю, что все-таки главная задача вузов и колледжей – не коммуникация (хотя и она очень важна), а подготовка специалистов. Проще говоря, вы пойдете не к тому дантисту, который умеет зубы заговаривать хотя бы и на десяти языках, а к тому, который умеет зубы лечить. И тут при подготовке конкретных специалистов должны доминировать конкретные цели этой самой подготовки, а не просто благие замыслы. Иначе можно "напечь" таких спецов, которые будут владеть разными языками, включая и модный английский, но лишь на уровне базара, а вот специальность освоят не ахти. И какие тогда их них строители, врачи, инженеры?





Эта новость взята с сайта:
http://www.ng.kz

URL этой новости:
http://www.ng.kz/modules/news/article.php?numberid=0&storyid=32080